01.11.2020

Понятие тайны связи может стать более узким

Минэкономразвития России разработало проект поправок в Закон о связи. В настоящий момент в отношении акта проводится независимая антикоррупционная экспертиза.

Эксперты неоднозначно оценили инициативу ведомства. Так, один из них сообщил, что она наглядно демонстрирует направленность «Цифровой экономики» на предоставление бонусов крупному бизнесу, но при этом может негативно сказаться на гражданах и защите информации о них. Другой предположил, что законопроект существенно ничего не изменит, но сможет несколько скорректировать правовое регулирование. Третий полагает, что государство готовит почву для возможности использования телефона и сим-карты как аналога удостоверения личности.

Как указано в пояснительной записке, проект разработан во исполнение вехи 01.01.003.003 федерального проекта «Нормативное регулирование цифровой среды» национальной программы «Цифровая экономика РФ», утвержденного протоколом № 6 президиума Правительственной комиссии по цифровому развитию, использованию информационных технологий для улучшения качества жизни и условий ведения предпринимательской деятельности 27 декабря 2018 г.

Авторы законопроекта отметили, что в современных условиях становления рынка data-технологий существующий подход к регулированию ряда профессиональных тайн становится «непреодолимым барьером, препятствующим развитию цифровых сервисов». Предлагаемые изменения направлены на выработку сбалансированного подхода, учитывающего основные права человека и интересы инновационного бизнеса.

Сегодня ч. 2 ст. 23 Конституции закрепляет право каждого на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. При этом ограничение этого права возможно только на основании судебного решения. Проектом предлагается закрепить в Законе о связи правило, согласно которому ограничение права на тайну связи будет возможно только в случаях, предусмотренных федеральными законами.

Разработчики напомнили, что в ст. 63 Закона о связи установлена обязанность операторов обеспечить соблюдение тайны связи. Они обязаны выполнять комплекс технических, организационных, правовых и иных мероприятий, чтобы предоставлять возможность ознакомления с информацией, передаваемой по сетям электросвязи, только на основании судебного решения. Исключения из этого правила устанавливаются федеральным законодательством.

В пояснительной записке указано, что в соответствии со сложившейся практикой суды относят к тайне связи не только тексты сообщений, которые отправляют пользователи, но и техническую информацию (например, IP-адреса, ІМЕІ, координаты местоположения базовых станций).

Законопроектом предлагается установить, что не является нарушением тайны связи обработка оператором связи сведений о сообщениях, то есть технологической информации, не составляющей содержание сообщений или телефонных переговоров, которая осуществляется для целей исполнения договора для оказания услуг связи или в иных определенных законом случаях. К таким техническим данным отнесены дата и время оказания услуги связи, продолжительность телефонных переговоров, номера абонентов и их уникальные коды идентификации.

Авторы также хотят устранить неоднозначное толкование перечня лиц, правомочных получать от оператора сведения, составляющие тайну связи. Они отмечают, что действующая редакция п. 4 ст. 63 Закона о связи, используя терминологию законодательства о почтовой связи, предусматривает, что сведения о сообщениях, а также сами эти сообщения могут выдаваться только отправителям, получателям и их уполномоченным представителям. Как указано в пояснительной записке, возникают сложности при реализации данной нормы в отношениях оператора связи с абонентами – юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями в части выдачи информации об оказанных услугах связи (детализации).

В целях исключения двойственного толкования в перечень субъектов – получателей тайны связи, наряду с отправителями и получателями, предложено включить и абонентов. Последние смогут получать данные о дате и времени оказания услуги связи, продолжительности телефонных переговоров, номерах абонентов и их уникальных кодах идентификации.

Минэкономразвития также сообщает о противоречивой практике судов при обжаловании отказов операторов связи в предоставлении без судебного решения сведений, составляющих тайну связи, органам государственной власти, у которых соответствующие полномочия законодательно не предусмотрены. С такими проблемами сталкиваются, в частности, ФАС, ФНС и Центробанк. Поэтому законопроект предполагает, что передача указанной информации третьим лицам, включая органы государственной власти, осуществляется только на основании судебного решения, за исключением случаев, когда возможность получения сведений в отсутствие судебного решения прямо установлена законодательством.

Руководитель практики IP/IT Maxima Legal Максим Али полагает, что пояснительная записка содержит «определенную долю лукавств». По его словам, законопроект в действительности выводит из-под защиты тайны связи «чувствительную» информацию об абоненте. «Например, кому, когда и в течение какого времени звонил тот или иной человек. Думаю, что гражданин вправе контролировать доступность информации о том, с кем он общается. Тем более что это может иметь отношение, например, к его частной жизни», – заметил юрист.

По его мнению, инициатива Минэкономразвития наглядно демонстрирует реальный характер реализации программы «Цифровая экономика», которая даст бонусы крупному бизнесу, заинтересованному в проектах в области «больших данных», но при этом может негативно сказаться на гражданах и защите информации о них.

«Возникает ряд вопросов. Будут ли обрабатываемые оператором данные признаваться персональными? Если нет, какое регулирование будет обеспечивать их защиту? Если да, какие последствия будут возлагаться на оператора за нарушение прав субъектов персональных данных (учитывая “копеечность” штрафов)?» – рассуждает Максим Али. Он не исключил, что предлагаемые изменения в будущем станут предметом рассмотрения Конституционного Суда, поскольку тайна связи защищается ст. 23 Конституции.

Юрист компании BMS Law Firm Владимир Шалаев считает, что законопроект существенно ничего не изменит, но сможет несколько скорректировать правовое регулирование. «Так, в нем перечисляются данные, которые вправе обрабатывать оператор, устраняется правовая неопределенность в случае, если номер зарегистрирован на юридическое лицо. Кроме того, законопроект конкретизирует, что тайна переписки может быть нарушена только по решению суда, а не по желанию государственных органов. Однако в целом эти моменты уже урегулированы или правовыми актами, или правоприменительной практикой», – сообщил юрист.

По мнению исполнительного директора HEADS Consulting Никиты Куликова, особенно интересно в проекте выведение из-под защиты тайны связи уникального кода идентификации абонента. Им, как сообщил юрист, может быть и внутренний номер абонента в системе, и привязка сим-карты к определенному устройству связи и его IMEI (международный идентификатор мобильного оборудования. – Прим. ред.). «Это говорит о том, что органы исполнительной власти готовят почву для внедрения в будущем возможности использования телефона и сим-карты как аналога удостоверения личности, при котором обработка таких данных будет попросту необходима», – предположил Никита Куликов.

Он также обратил внимание на то, что законопроект предлагает не считать нарушением тайны связи обработку отдельной технической информации уполномоченным работником оператора связи. «Фактически это легализует сбор операторами дополнительной информации об абонентах. В частности, сведений об их телефонах и EMEI, которые в дальнейшем, вполне вероятно, будут использоваться ими же в рекламных целях. Будучи рекламодателем, оператор сможет давать таргетированную рекламу полностью известному ему кругу потребителей», – замечает юрист.

Никита Куликов согласился с тем, что аналогичные «рекламные» действия совершаются и сейчас: «Однако поправки полностью легализуют такие “поиски” клиентов, а звонящим не придется придумывать истории о том, каким образом к ним попал номер телефона. Они смело смогут ссылаться на оператора связи», – полагает юрист.

Еще один вариант возможного использования указанных поправок, по его мнению, – совершенствование нормативно-правовой базы в целях исполнения операторами связи так называемого пакета Яровой. Никита Куликов отметил, что указанные нормы до сих пор реализуются с большими сложностями, поэтому снятие одного из правовых барьеров не будет лишним.

https://www.advgazeta.ru/rss.php

Spread the love

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *