21.11.2019

За полгода действия Закона возбуждено 45 дел

30 сентября Международная правозащитная группа «Агора» опубликовала доклад, посвященный первым 6 месяцам применения в России Закона о неуважении к власти. Исследование было проведено адвокатом Палаты адвокатов Самарской области Станиславом Селезневым.

Адвокат Станислав Селезнев, подготовивший доклад о применении законодательства об оскорблении власти в Сети, в комментарии «АГ» отметил, что мониторинг практики показал, что введение новой нормы является «одним из элементов наступления российских властей на свободу интернета и свободу выражения мнения». Один из экспертов «АГ» посчитала выводы доклада «слишком категоричными». По мнению другого, каждое из возбужденных дел «своей абсурдностью» подтверждает изначальную нежизнеспособность закона.

Напомним, 29 марта 2019 г. вступил в силу закон, которым ст. 20.1 КоАП дополнена указанием на ответственность за распространение в Сети информации, выражающей в оскорбительной и неприличной форме явное неуважение к обществу, государству, официальным государственным символам России, Конституции или органам госвласти РФ.

Как указано в докладе, за 6 месяцев применения новых норм было возбуждено 45 дел об административных правонарушениях в связи с проявлением неуважения к власти. При этом сумма назначенных штрафов превысила 840 тыс. руб. Более половины негативных высказываний, за которые граждан привлекали к ответственности, касаются Президента России.

Станислав Селезнев сообщил о том, что Европейский Суд по правам человека при рассмотрении дел о некорректных высказываниях в адрес представителей государства неоднократно ссылался на свободу политической дискуссии и право на свободное выражение мнения. Так, в деле «Эон против Франции» ЕСПЧ отметил, что границы допустимой критики в отношении политиков в связи с их политической деятельностью шире, чем в отношении остальных граждан.

Адвокат напомнил, что Совет при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека отрицательно оценил поправки еще на стадии законопроектов (о чем ранее писала «АГ»).

Как указано в докладе, из 45 дел за неуважительные отзывы о российской власти чуть более 50% (23 дела) закончились вступившими в силу обвинительными постановлениями со штрафами на общую сумму 675 тыс. руб. Адвокат отметил, что в подавляющем большинстве случаев суды взыскивали штраф в размере 30 тыс. руб. Обвинительные постановления еще на 170 тыс. руб. на момент подготовки исследования находились в процессе обжалования либо еще не вступили в законную силу. Станислав Селезнев сообщил, что по 9 делам адвокаты «Агоры» направили жалобы в ЕСПЧ.

Отмечено, что 8 дел было прекращено в суде (почти половина со ссылкой на истечение сроков), 4 дела суды вернули в полицию, а 5 дел сами полицейские или прокуратура прекратили еще до передачи в суд. На момент опубликования доклада в процессе рассмотрения находились еще 5 дел.

Протоколы об административных правонарушениях, по словам Станислава Селезнева, составляли, как правило, участковые или сотрудники отделов по противодействию экстремизму во время самостоятельного изучения соцсетей. При этом каждое четвертое дело было возбуждено на основании заявлений «бдительных граждан», указано в докладе.

Адвокат сообщил, что по вопросу о возможности наказания за высказывания в адрес глав регионов и местных администраций сложилась противоречивая практика. Одни суды в таких случаях привлекали к ответственности, другие – отказывали со ссылкой на то, что главы местных и региональных администраций не являются органами, осуществляющими государственную власть в РФ. По мнению Станислава Селезнева, такие фундаментальные недостатки нового закона, как неопределенность формулировки и внутренняя противоречивость, равно как и низкая квалификация полицейских и судей, ярко проявились в ходе рассмотрения первых дел.

Адвокат обратил внимание на тот факт, что в первые 3 месяца действия новых норм количество возбужденных дел возрастало, однако в июле-сентябре этот показатель резко сократился. Станислав Селезнев связал это с вынужденной реакцией государства.

В частности, автор доклада указал на поручение Президента РФ Генеральному прокурору, министру внутренних дел и руководителю Роскомнадзора, которое было утверждено по итогам специальной программы «Прямая линия с Владимиром Путиным» от 20 июня 2019 г. Президент обратил внимание на необходимость проанализировать практику возбуждения дел по ч. 3–5 ст. 20.1 КоАП и при необходимости «принять меры по недопущению необоснованного привлечения к административной ответственности».

Адвокат в своем исследовании отметил методические указания МВД, в которых рекомендовано составлять протоколы только в тех случаях, когда публичное высказывание имеет «грубую форму». Грубая форма, по мнению ведомства, в частности, предполагает наличие бранных слов или «непристойных» изображений. По словам правозащитника, отдельно МВД подчеркнуло, что за личную переписку в интернете протоколы составлять нельзя.

Станислав Селезнев полагает, что нормы, запрещающие негативные отзывы о власти, так же как и правила, ограничивающие свободу слова в интернете под предлогом борьбы с «фейками», появились как дополнение к реформе антиэкстремистского законодательства. «Несмотря на то что ч. 3–5 ст. 20.1 КоАП формально не считаются экстремистскими, фактически этими делами занимаются сотрудники соответствующих подразделений МВД. Значит, указанные деяния рассматриваются государством как экстремизм или “околоэкстремизм”. Поскольку за участие в несогласованном митинге штраф, как правило, втрое меньше, сигнал гражданам очевиден: критика власти в Сети более опасна для государства и карается более жестко», – пояснил адвокат.

В докладе отмечено, что среди привлеченных к ответственности граждан практически нет политических активистов и публичных персон. «В основном преследуемые живут в удаленных от Москвы и даже региональных центров небольших населенных пунктах. Их высказывания являются личной реакцией на события, которые происходят в стране. Географическая бессистемность возбуждения дел (29 регионов) говорит о направленности применения нормы на самые широкие слои населения», – полагает Станислав Селезнев.

По его мнению, удаленность подавляющего большинства дел от крупных городов не случайна. В исследовании указано, что СПЧ и ряд правозащитных организаций публично высказывались о намерении обеспечить защиту свободы слова. Станислав Селезнев предположил, что государство не хотело привлекать внимание к реализации новых норм. «Задачей дел в провинции, зачастую за сотни километров от областных центров, могло стать формирование негативной судебной практики с последующим ее распространением на территорию мегаполисов», – указал адвокат. При этом автор доклада отметил, что в удаленных регионах полиция и суды, напротив, гораздо менее ориентированы на «репрессивное правоприменение».

По словам Станислава Селезнева, адвокаты «Агоры» работали по 22 из 45 дел о неуважении власти. «Даже при явном присутствии федерального контроля над правоприменением уже прекращены более трети дел. К исходу первого полугодия применения закона наметилась тенденция на прекращение большинства дел», – рассказал правозащитник.

Он подчеркнул, что за полгода сформирована и положительная для граждан практика применения ст. 4.5 КоАП об отсчете срока давности привлечения к ответственности – с момента размещения информации в сети «Интернет». По его словам, прокуратура традиционно в рамках дел об административных правонарушениях предлагает отсчитывать срок давности с момента обнаружения спорной информации в Сети сотрудниками правоохранительных органов.

Однако в ходе мониторинга адвокат обратил внимание на активные попытки судов искусственно «вытащить» дела за рамки трехмесячного срока давности привлечения к ответственности. «Это обстоятельство позволяет ожидать от властей внесения поправок в ст. 4.5 КоАП об увеличении срока давности привлечения к административной ответственности по ст. 20.1 с 3 месяцев до 1 года», – предположил правозащитник.

Автор доклада отметил, что «отсутствие четких критериев применения закона вкупе с серьезными протестными настроениями, которые выплескиваются в социальные сети, позволяют некоторым гражданам при помощи доносов сводить личные счеты».

Он также сообщил, что почти 70% высказываний зафиксировано правоохранителями в социальной сети «ВКонтакте». «Это одновременно самая популярная среди граждан, удобная для отслеживания постов и лояльная к запросам персональных данных пользователей от правоохранительных органов соцсеть», – пришел к выводу адвокат.

Станислав Селезнев назвал новые нормы «чрезвычайно удобным, универсальным и мощным инструментом подавления негативного общественного мнения путем навязывания гражданам самоцензуры». По его мнению, закон направлен не на повышение уровня уважения к власти, а на введение прямой цензуры на высказывание критических отзывов о властях в целом и о президенте в частности.

В заключение адвокат отметил, что статья о неуважении к власти в интернете при плотном гражданском контроле может повторить судьбу ст. 148 УК РФ, являющейся «наглядным примером безуспешной попытки властей запустить новое направление цензуры».

Комментарий автора доклада

«На мой взгляд, особенно важно то, что декларируемая цель закона (защита государственных символов и престижа государства) категорически разошлась с практикой его применения. Фактически нормы стали типичным законом об “оскорблении величества” (lèse-majesté)», – сообщил Станислав Селезнев «АГ».

По его словам, мониторинг практики показал, что введение новой нормы является «одним из элементов наступления российских властей на свободу интернета и свободу выражения мнения, которое непрерывно происходит, начиная с 2011 г.». Адвокат подчеркнул, что невозможно оценивать ч. 3–5 ст. 20.1 КоАП в отрыве от попыток урегулировать пользование «всемирной сетью», а также от частичной декриминализации ст. 282 УК. По мнению правозащитника, появление административной преюдиции в ст. 282 УК «потребовало “компенсационных” шагов, поскольку Кремль не привык сдавать позиции».

По мнению Станислава Селезнева, при работе по данной категории дел адвокатам необходимо добиваться привлечения к участию в деле в качестве экспертов лингвистов, культурологов и политологов. Он отметил, что это необходимо не только для оценки оскорбительности того или иного использованного слова или жеста, но и для учета значения и направленности высказывания с учетом контекста новости, ленты обсуждений и предшествующих событий.

«Мониторинг практики показал, что 15 из 23 обвинительных постановлений были вынесены судами без экспертной оценки обстоятельств, требующих специальных познаний. Те же дела, где для оценки высказываний привлекались специалисты, показали крайне низкий уровень исследований, позволяющий лишь по процессуальным основаниям признавать их ненадлежащими доказательствами», – пояснил правозащитник.

Он также подчеркнул, что при защите по делам о неуважении к власти не следует ограничиваться исключительно «процессуальным соревнованием» с обвинителем. По словам автора доклада, следует вести речь о том, что с учетом позиций ЕСПЧ формулировка ч. 3–5 ст. 20.1 КоАП РФ не позволяет применять их в рамках политической дискуссии.

Мнения сторонних экспертов

Адвокат АП г. Москвы Людмила Космовская посчитала выводы доклада «слишком категоричными», согласившись с объективностью представленной в нем статистики. При этом она отметила, что практика применения новых норм рассмотрена в докладе довольно подробно. «То, как она формируется, наглядно показывает недостатки формальной определенности в нормативных правовых актах и процесс компенсации этих недостатков правоохранительными органами и органами судебной власти», – сказала адвокат.

Людмила Космовская обратила внимание на тот факт, что, как указано в докладе, дела об оскорблении представителей власти находятся в производстве тех же подразделений, которые занимаются преступлениями экстремистской направленности. «Но связь между преступлениями экстремистской направленности и правонарушениями, связанными с оскорблением власти, в докладе не оценивается, в то время как последняя практика привлечения к уголовной ответственности блогеров может иметь общие корни с преступлениями и административными правонарушениями, освещенными в докладе», – сообщила адвокат.

Адвоката АП Ставропольского края Нарине Айрапетян удивило, что четверть «доносов» об оскорблении власти исходила от рядовых граждан. «Остается только догадываться, что движет подобными заявителями. Вероятно, несогласие с формулировками, наличие иных противоположных взглядов или, в конце концов, желание банально напакостничать», – предположила адвокат.

Она подчеркнула, что «неконституционные законы, ограничивающие основополагающие права», существуют до тех пор, пока общество поддерживает их своими активными действиями. Более того, такая «поддержка» со стороны граждан, по мнению Нарине Айрапетян, провоцирует появление новых запретов. «Неоднородная правоприменительная практика говорит о несовершенстве и “резиновости” норм. Ожидание, что практика нивелирует ряд неясностей, не оправдались. Напротив, каждое из дел своей абсурдностью подтверждает изначальную нежизнеспособность данного закона», – сказала адвокат.

Нарине Айрапетян отметила, что дела, возбужденные по ч. 3–5 ст. 20.1 КоАП, широко обсуждаются в массах: «Как мне кажется, наблюдается обратный эффект. Общество оказывается в двойственной ситуации. С одной стороны, появляется страх быть наказанным, каждое послание подвергается самоцензуре. С другой стороны, возникают еще большее отторжение к властвующим структурам, недоумение и, как следствие, агрессия».

В заключение Нарине Айрапетян указала, что «фразы-оскорбители» не только не порицаются гражданами, но и становятся «крылатыми».

Статья взята с сайта Адвокатская газета

Spread the love

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *