25.09.2020

Незаконное помещение в психиатрическую больницу

25 декабря Тверской районный суд г. Москвы вынес решение (имеется у «АГ»), которым присудил гражданину 20 тыс. руб. в качестве компенсации морального вреда за незаконную госпитализацию в психиатрическую больницу, снизив запрашиваемую истцом сумму в 50 раз.

Адвокат правозащитной организации «Зона права» Ильнур Шарапов, представлявший интересы истца, сообщил «АГ», что уже подал апелляционную жалобу на решение, в которой просит суд учесть практику ЕСПЧ по схожим делам в плане назначения размера компенсации. Эксперты «АГ» также сошлись во мнении о явно заниженном размере присужденной гражданину компенсации, а один из них посчитал ее дискриминационной.

Повод для обращения в суд за компенсацией морального вреда

16 июня 2011 г. инвалид третьей группы Евгений Алёхин был задержан сотрудниками полиции и в тот же день принудительно помещен в ГБУЗ ПКБ № 1 имени Н.А. Алексеева, в которой ранее проходил лечение. Через неделю больница обратилась в суд с требованием о его принудительной госпитализации. Медучреждение обосновало свои требования ссылкой на психическое заболевание пациента и его опасность для себя и окружающих.

Судебное разбирательство прошло в отсутствие Евгения Алёхина, на нем присутствовали лишь его адвокат и лечащий врач, а также прокурор. В итоге Симоновский районный суд г. Москвы удовлетворил требование заявителя, впоследствии его решение устояло в апелляции. Общий срок принудительного лечения гражданина составил 29 дней, он покинул стационар лишь 15 июля.

В ноябре 2014 г. Президиум Мосгорсуда отменил ранее вынесенные судебные акты по делу ввиду нарушения нижестоящими инстанциями норм процессуального права. «Сведения о рассмотрении данного дела непосредственно в помещении психиатрической клинической больницы № 1 имени Н.А. Алексеева отсутствуют, равно как и отсутствуют сведения о том, что судом были предприняты все необходимые меры к реализации права Евгения Алёхина лично участвовать в судебном рассмотрении вопроса о его госпитализации», – отмечено в постановлении Мосгорсуда (имеется у «АГ»).

Со ссылкой на Определение КС РФ № 544-О-П от 5 марта 2009 г. Мосгорсуд отметил, что принудительная изоляция от общества лиц, страдающих психическим заболеванием, по причине их предполагаемой опасности для себя или окружающих затрагивает следующие конституционные права: свободу передвижений, право на свободу и личную неприкосновенность. «Вместе с тем гражданин, о принудительной госпитализации которого идет речь, лишен возможности каким-либо образом оспорить точку зрения представителя психического стационара о том, что он не может присутствовать на судебном заседании в помещении суда. Именно в силу этого роль суда в таких случаях не может сводиться лишь к формальному удовлетворению заявления о принудительной госпитализации гражданина или продлении срока его принудительной госпитализации: суд обязан удостовериться, что отсутствуют основания сомневаться в достоверности и полноте сведений, представленных врачами-психиатрами в подтверждение необходимости проведения судебного заседания в психиатрическом стационаре, при этом такие сведения в соответствии с ч. 2 ст. 67 ГПК РФ не могут иметь для суда заранее установленной силы и подлежат оценке в совокупности с другими доказательствами на основе внутреннего убеждения судьи», – пояснил Мосгорсуд.

Таким образом, кассация сочла, что Евгений Алёхин был лишен права оспорить точку зрения представителя психиатрического стационара ввиду отсутствия на судебном заседании. Дело было направлено на новое рассмотрение в первую инстанцию.

В марте 2017 г. Симоновский районный суд отказал в удовлетворении иска психиатрической больницы о принудительной госпитализации Евгения Алёхина. В решении (имеется у «АГ») суд указал, что основанием для госпитализации послужило заключение комиссии врачей, однако больница не доказала его обоснованность. «Заключение врачей-психиатров психиатрического учреждения выступает в качестве одного из предусмотренных законом доказательств, которое оно обязано представить суду, однако оно не является заключением эксперта в смысле ст. 86 ГПК РФ», – отмечается в решении суда.

Суд в 50 раз снизил размер компенсации морального вреда

Впоследствии Евгений Алёхин обратился в суд с иском к Минфину России и Департаменту финансов г. Москвы о взыскании компенсации морального вреда на сумму в 1 млн руб. В обоснование своих исковых требований гражданин сослался на пережитые им нравственные страдания, связанные с госпитализацией в психиатрическую больницу и принудительным лечением в ней.

Он указал, что ему были назначены антипсихотические препараты, которые вводили ему принудительно. Кроме того, его разместили в общем коридоре больницы, и на протяжении всего срока пребывания в ней он не был переведен в палату. Он указал, что из-за этого был лишен нормального покоя и сна, поскольку мимо него проводили прибывших в больницу пациентов, большинство из которых находились в состоянии острого психоза.

Тверской районный суд г. Москвы согласился с доводом истца о том, что ответчиком по гражданскому спору является именно Минфин России. Первая судебная инстанция также сочла обоснованным требование истца о присуждении ему компенсации морального вреда в связи с неправомерным характером его госпитализации. При этом суд учел возраст пациента, его болезни, инвалидность в связи с психиатрическим заболеванием, длительность принудительной госпитализации и неоднократность прохождения соответствующего лечения.

Вместе с тем со ссылкой на различные положения ГК РФ и разъяснения Постановления Пленума ВС РФ от 20 декабря 1994 г. № 10 суд отметил, что при определении размера компенсации морального вреда следует учитывать характер, объем и длительность причиненных истцу нравственных страданий, индивидуальные особенности последнего (в том числе его возраст и состояние здоровья), степень вины ответчика, а также требования разумности и справедливости.

Тверской районный суд пришел к выводу, что компенсации в 20 тыс. руб. будет достаточно. «Указанный размер компенсации морального вреда суд полагает соответствующим фактическим обстоятельствам настоящего гражданского дела, разумным и справедливым, отвечающим требованиям добросовестности и объему пережитых истцом страданий. Требования истца о взыскании компенсации морального вреда в большем размере суд считает несоразмерными причиненному вреду», – отмечено в решении суда.

Апелляционная жалоба уже подана

Адвокат правозащитной организации «Зона права» Ильнур Шарапов, представлявший интересы Евгения Алёхина в Тверском районом суде, сообщил «АГ», что уже подал апелляционную жалобу (имеется у редакции).

В жалобе отмечается, что решение суда является необоснованным в части размера компенсации морального вреда, а также принятым без учета обстоятельств, которые имеют существенное значение для правильного разрешения дела.

«Решение суда в части назначенной суммы компенсации морального вреда считаем необоснованным. К сожалению, в России практика по таким делам крайне мала, поэтому мы просили суд ориентироваться на решения Европейского Суда по схожим делам. Поскольку суд первой инстанции не дал надлежащую оценку нашим аргументам, рассчитываем, что суд апелляционной инстанции все же изменит решение и увеличит сумму компенсации», – прокомментировал Ильнур Шарапов.

Эксперты «АГ» указали на крайне низкий размер присужденной судом компенсации

Адвокат, председатель Коллегии адвокатов системы биоэкологической безопасности и здравоохранения РФ Юрий Меженков полагает, что в рассматриваемом деле суд исходил из простого принципа: если вынесенное решение в отношении истца неправомерно и отменено, следовательно, требование о возмещении морального вреда является обоснованным. «Гораздо больший интерес представляет постановление Президиума Мосгорсуда от 21 ноября 2014 г., которым отменены предыдущие судебные акты. В основу отмены были положены либо процессуальные нарушения нижестоящих судов, либо нарушенные права пациента», – отметил он.

По словам эксперта, в настоящем деле суд не указал причину, по которой истец сначала был госпитализирован в психиатрический стационар, а затем выписан. «Вероятнее всего, госпитализация истца, а затем выписка происходили все-таки по медицинским показаниям. В общей сложности он провел в стационаре около одного месяца. Много это или мало, сложно сказать, но если сравнивать с резонансным делом врача-психиатра Андроновой из Астрахани, то сумма в 20 тыс. руб. за месяц незаконной госпитализации является ничтожно малой. Ведь за аналогичные действия врач Андронова была признана Кировским районным судом г. Астрахани виновной по ч. 1 ст. 293 УК РФ, и с нее, а не из бюджета РФ в пользу потерпевшей было взыскано 500 тыс. руб. Между тем в этом случае потерпевшая (гражданский истец) провела в психиатрическом стационаре менее суток», – отметил Юрий Меженков.

Адвокат АБ «Онегин» Дмитрий Бартенев пояснил, что решения судов о принудительной госпитализации в психиатрический стационар отменяются весьма редко, но если это и происходит, то нередко, как и в ситуации данного дела, уже после окончания такой госпитализации. «Если дело направляется на новое рассмотрение и в последующем (уже после прекращения принудительного лечения) суд отказывает в госпитализации, то такое решение может иметь для самого человека лишь символическое значение. В данном деле истец все-таки добился компенсации, однако это скорее исключение», – отметил он.

По словам эксперта, ранее в подобной ситуации КС РФ отказывал в принятии дела к рассмотрению и аналогичное решение вынес ЕСПЧ. «Проблема в том, что на момент принудительного нахождения истца в больнице формально действовало решение суда, и больница ограничивала свободу человека на основании этого решения. Мне такой подход судов кажется несправедливым, и настоящее успешное решение суда можно только приветствовать, поскольку очень часто недобровольная госпитализация является результатом не столько ошибочного медицинского усмотрения врачей, с которым соглашается суд, а скорее – результатом неправомерных действий в отношении самого пациента (например, необоснованных требований родственников, которые врачи не проверяют). Более того, дела о недобровольной госпитализации нередко рассматриваются исключительно формально, сам процесс занимает несколько минут, и фактически сам пациент не имеет реальной возможности оспорить требование больницы», – пояснил Дмитрий Бартенев.

Он добавил, что размер взысканной судом компенсации является явно заниженным. «Речь идет о лишении свободы в течение одного месяца, и соображения, на которых основывался суд в данном деле, уменьшая компенсацию, а именно – факт предыдущей госпитализации истца – совершенно неприемлемы. Фактически речь идет о дискриминации истца по мотиву того, что он ранее лечился в психиатрической больнице, а значит, высокая компенсация для него не полагается», – резюмировал адвокат.

Статья взята с сайта Адвокатская газета

Spread the love

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *