21.11.2019

Кассация применила принцип эквивалентности к договору подряда

Арбитражный суд Уральского округа 2 июля принял постановление по делу № А76-21866/2018, в котором указал на неверный подход нижестоящих инстанций к квалификации договора подряда, а также несоблюдение ими принципа эквивалентности встречного предоставления.

Один из экспертов «АГ» обратил внимание на объективную сложность установления правовой природы соглашения о передаче еще не созданной вещи. Второй отметил нетипичность квалификации договора в качестве подрядного в данном случае. Третий указал, что при применении принципа эквивалентности необходимо учитывать вину истца в нарушении обязательства ответчиком.

Поводом к рассмотрению дела послужило следующее. Между обществами с ограниченной ответственностью «Вариант-999» (покупатель) и «УралПромЗапчасть» (поставщик) был заключен договор поставки, согласно которому поставщик обязался передать покупателю установку ультразвукового контроля качества крупногабаритных раскатанных заготовок. Поскольку поставщик в установленный срок не исполнил свои обязательства, покупатель обратился в арбитражный суд с иском о взыскании уплаченного им аванса. Суд решением от 19 октября 2018 г. удовлетворил требования истца в полном объеме.

Не согласившись с вынесенным решением, компания-поставщик обжаловала его в апелляцию, которая постановлением от 11 февраля 2019 г. изменила решение первой инстанции, квалифицировав спорный договор как смешанный – содержащий условия и о поставке, и о подряде. При этом суд указал, что, поскольку расторжение договора произведено в соответствии с нормами о подряде, истец должен оплатить ответчику работы, выполненные до получения извещения об отказе от исполнения договора (ст. 717 ГК РФ). Как указано в постановлении, суд первой инстанции не учел, что поставщик отработал часть аванса. Соответственно, взыскание полной суммы авансового платежа в пользу покупателя является неосновательным обогащением последнего. Исходя из этого, апелляционная инстанция уменьшила размер подлежащей взысканию суммы.

Подряд или поставка?

Общество-покупатель, в свою очередь, обжаловало процессуальные решения в кассацию. В жалобе оно указало, что апелляционная инстанция не учла нарушение сроков выполнения работ подрядчиком и неверно исчислила размер его неосновательного обогащения.

Рассмотрев материалы дела, суд пришел к выводу, что между сторонами был заключен договор подряда, поскольку предметом договора являлось изготовление индивидуально определенного изделия – уникального оборудования с определенными техническими характеристиками, которое должно было быть полностью создано ответчиком по специально разработанной им же проектно-конструкторской документации. Более того, договором предусматривались выполнение поставщиком пуско-наладочных работ и ввод оборудования в эксплуатацию на предприятии, куда оборудование должно было быть доставлено им же.

Кассация указала, что выводы апелляционной инстанции о недопущении ответчиком нарушений обязательств, а также об отсутствии у заказчика оснований для отказа от исполнения договора являются преждевременными. Так, суд апелляционной инстанции не усмотрел нарушения сроков поставки оборудования со стороны ответчика, сославшись на то, что по условиям договора производство оборудования осуществляется только после перечисления второй части оплаты. Апелляция отметила, что указанная обязанность истца не зависит от передачи ему проектно-конструкторской документации, а связана исключительно с получением письменного уведомления о ее готовности, а также готовности ответчика к производству оборудования, что им и было сделано.

Кассационная инстанция не согласилась с такой позицией, указав, что нижестоящий суд проигнорировал тот факт, что к моменту получения истцом уведомления о готовности проектно-конструкторской документации ответчиком уже были существенно нарушены сроки по договору. В постановлении поясняется, что вторую часть оплаты покупатель обязан был перечислить после получения письменного уведомления о готовности проектной документации и оборудования. При этом подчеркивается, что решающее значение имеет именно готовность документации, поскольку сторонами заключен договор на выполнение подрядных работ.

Там же отмечается, что, как следует из материалов дела, подготовленная подрядчиком документация носит рекламно-информационный характер и не может быть использована для производства, о чем подрядчик был проинформирован.

Суд кассационной инстанции обнаружил еще одно нарушение. Так, ответчик уведомил истца о продлении сроков изготовления проектной документации и оборудования, а также поставки и пуско-наладочных работ без согласования с ним. В итоге суд пришел к выводу, что заказчику было очевидно, что поставка оборудования будет осуществлена с существенным нарушением срока.

Старший юрист корпоративной и арбитражной практики «Качкин и Партнеры» Ольга Дученко согласилась с позицией кассационной инстанции, отметив, что порой непросто установить правовую природу договора, предметом которого является передача еще не созданной вещи. «Тем не менее в судебной практике сформировались устоявшиеся критерии разграничения договоров подряда и поставки», – пояснила она. Эксперт полагает, что в данном случае именно сложившейся практикой обусловлен учет судом следующих обстоятельств: направленности соглашения на определение взаимоотношений сторон в процессе выполнения работ, возложения на покупателя обязанностей содействия поставщику (в том числе согласование его действий и документации в процессе производства товара), в то время как основное содержание договора поставки заключается в передаче вещи, а не регулировании отношений сторон в процессе ее создания.

Адвокат АП Ленинградской области, глава филиала МКА «Берлингтонз» в г. Санкт-Петербурге Александр Осетинский полагает, что ситуация, описанная в постановлении, типична. Он отметил, что договоры, по которым одна сторона хочет приобрести, а другая продать (или изготовить и продать) оборудование, особенно не типовое, как правило, признаются судами смешанными, то есть содержащими элементы как договора поставки, так и договора подряда. «В комментируемом деле суд, ссылаясь на уникальность оборудования, признал договор подрядным, что нетипично для судебной практики и чего я в нашем Северо-Западном кассационном округе не встречал», – пояснил адвокат.

По его мнению, разграничение указанных договоров, как правило, сводится к определению того, насколько приобретатель оборудования участвует в процессе его создания и каковы последствия, если что-то пойдет не так. Адвокат пояснил, что, если договор будет квалифицирован как договор поставки, уплаченный покупателем аванс будет возвращен ему полностью, в то время как в случае договора подряда возможны различные решения суда, в зависимости от конкретных обстоятельств.

Эксперт отметил отраслевую особенность договоров: «В сферах, где имеет место бюджетное финансирование, мы с коллегами часто наблюдаем оформление “поставки” даже в ситуациях, когда выполняются строительные работы. Дело в том, что при бюджетном финансировании смета на подряд согласуется по весьма сложной процедуре, с использованием официально утвержденных расценок, в то время как при поставке такого сложного согласования нет».

По мнению адвоката АП Саратовской области Дениса Шашкина, хотя довод о том, что предметом договора является уникальная вещь, безусловно верен, при оценке договора следует исходить из существа обязательств, условий договора, документов и доказательств, которые могут свидетельствовать о характере отношений и целей сторон. «Представляется верным вывод о том, что отношения между сторонами должны регулироваться нормами о договоре подряда, в том числе в части расторжения и удержания фактически понесенных затрат. Но не стоит забывать о воле сторон при заключении договора и сроках, которые являются существенным условием. Если в рассматриваемом случае сроки передачи товара преобладали над значимостью результата (вещи), стоит применять нормы договора поставки», – подчеркнул он.

Принцип эквивалентности

Кассация напомнила нижестоящим судам о том, что, когда до расторжения или изменения договора одна из сторон, получив от другой предоставление, не исполнила обязательство либо передала неравноценное исполнение, применяются правила об обязательствах вследствие неосновательного обогащения (п. 4 ст. 453 ГК). Суд пояснил: в данном случае речь идет о том, что, когда эквивалентность встречных предоставлений нарушена из-за неисполнения или ненадлежащего исполнения стороной своих обязанностей, другая сторона, передавшая имущество, вправе потребовать его возврата в той мере, в какой нарушена согласованная эквивалентность.

В постановлении подчеркивается, что апелляция не приняла во внимание, что подрядчик не передал заказчику ни проектно-конструкторскую документацию стоимостью свыше 3 млн руб., ни приобретенные подрядчиком материалы на сумму около 6 млн руб. То есть сложилась ситуация, при которой истцу не возвращено более 9 млн руб., помимо этого он также не обладает результатом тех работ, которые апелляция посчитала выполненными. При этом ответчик владеет итоговой документацией, которую он не желает передавать заказчику, а также закупленными материалами, за которые в рамках спора получил оплату от покупателя.

В итоге суд пришел к выводу о нарушении эквивалентности встречных предоставлений сторон и постановил направить дело на пересмотр в первую инстанцию.

Ольга Дученко согласилась с выводами суда относительно применения принципа эквивалентности встречных предоставлений. Александр Осетинский полагает, что данный принцип привел к тому же процессуально-промежуточному результату – полному возврату аванса, – который был бы достигнут и при применении норм о поставке.

Денис Шашкин также согласился с возможностью применения принципа эквивалентности в рассматриваемом споре. «Необходимо учитывать, виноват ли истец в нарушении обязательства или нарушение связано только с действиями ответчика», – пояснил он, добавив при этом, что зачастую заказчик своевременно не дает согласие на действия подрядчика, что влияет на конечные сроки исполнения договора.

https://www.advgazeta.ru/rss.php

Spread the love

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *