13.11.2019

Приговор бизнесмену, по делу о покушении на сотрудника МВД в 1990-х

3 июля Московский городской суд вынес апелляционное определение (имеется у «АГ»), которым поддержал оправдательный приговор, вынесенный присяжными в отношении предпринимателя, обвинявшегося в подстрекательстве к покушению на убийство сотрудника правоохранительных органов, совершенному более 20 лет назад.

Защитники оправданного рассказали «АГ» о нюансах дела, отметив, что обвинение полностью строилось на показаниях уже осужденных членов и лидера преступной группировки, которые они стали давать только в 2017 г.

Преступление 20-летней давности

Покушение на заместителя начальника регионального отдела по борьбе с организованной преступностью по г. Зеленограду Николая Петрова, который фактически исполнял обязанности замначальника РООП по ЦАО г. Москвы, было совершено 3 декабря 1998 г. В результате нападения он получил пулевое ранение в голову, но выжил благодаря своевременному оказанию медицинской помощи.

Уголовное дело зашло в тупик и было приостановлено. Однако в 2017 г. расследование было возобновлено, причем вскоре бывший член «Ореховской» ОПГ Марат Полянский, отбывающий пожизненное заключение, написал явку с повинной, в которой признался в участии в преступлении. При этом он указал на то, что убийство Петрова было «заказано» бизнесменом Сергеем Вялковым.

В итоге обвинение в посягательстве на жизнь Николая Петрова было предъявлено Александру Васильченко (ст. 317 УК РФ), а Сергею Вялкову инкриминировали подстрекательство к совершению данного преступления путем уговора (ч. 4 ст. 33, ст. 317 УК РФ).

По версии следствия, в 1998 г. предприниматель Сергей Вялков был связан с лидером «Ореховской» ОПГ Сергеем Буториным, который якобы обеспечивал защиту бизнеса Вялкова по торговле автозапчастями от возможных посягательств со стороны других преступных групп.

По данным следствия, коммерческая деятельность Вялкова привлекла профессиональное внимание Николая Петрова, который в телефонном разговоре с предпринимателем стал выяснять детали его бизнеса и наличие контактов с представителями организованных преступных групп. Следствие полагало, что бизнесмен стал опасаться возможного уголовного преследования со стороны Петрова и уговорил Буторина убить милиционера.

Присяжные полностью оправдали бизнесмена

Бизнесмена защищали адвокаты АП г. Москвы Сергей Насонов, Евгений Харламов, Мирослава Ясинская и адвокат АП Московской области Татьяна Максимова. Интересы Александра Васильченко в суде представлял адвокат АП г. Москвы Дмитрий Елизаров. Уголовное дело рассматривалось в Бабушкинском районном суде с участием присяжных заседателей, о чем ходатайствовал Сергей Вялков.

В ходе судебного процесса Александр Васильченко полностью признал свою вину, тогда как Вялков всячески отрицал причастность к преступлению. Выслушав доводы всех сторон, присяжные пришли к выводу о том, что предприниматель никак не связан с нападением на Николая Петрова, совершенным Александром Васильченко вместе со своим напарником по указанию руководителя «Ореховской» ОПГ.

Присяжные также установили, что для совершения преступления Александр Васильченко изучил прилегающую территорию к дому, где проживал Петров, а также маршруты его движения и распорядок дня. Преступники ожидали выхода жертвы из дома в припаркованной рядом маршрутке. Когда Петров вышел из дома, напарник подсудимого выстрелил в него из автомата с оптическим прицелом и ранил его в голову. После нападения преступники скрылись с места происшествия.

Исходя из вердикта присяжных, Александр Васильченко заслуживал снисхождения, смягчающими обстоятельствами стали полное признание подсудимым своей вины и раскаяние в содеянном, а также наличие у него родителей-инвалидов и больной сестры. Тем не менее суд не нашел оснований для применения в отношении него сроков давности или изменения категории преступления на менее тяжкое с учетом высокой общественной опасности деяния.

В итоге суд приговорил Александра Васильченко к 12,6 года лишения свободы, этот срок по совокупности преступлений был суммирован с наказанием в виде пожизненного заключения, назначенным Мосгорсудом в мае 2004 г. Оправданный Сергей Вялков был освобожден в зале суда, за ним было признано право на реабилитацию.

Прокуратура посчитала, что защита бизнесмена дискредитировала доказательства

Прокуратура, осужденный и его защитник обжаловали приговор. В апелляционной жалобе Александр Васильченко просил суд отменить приговор по причине того, что он фактически провел в местах лишения свободы почти 19 лет по приговору Мосгорсуда от 19 мая 2004 г.

Как следовало из апелляционной жалобы адвоката Дмитрия Елизарова, приговор в отношении его доверителя является необоснованным, незаконным и несправедливым. По его мнению, суд не учел тот факт, что его подзащитный частично отбывал наказание, назначенное ему судом в мае 2004 г. за множественные преступления, совершенные им в составе ОПГ. Это обстоятельство, по мнению адвоката, должно быть зачтено в срок назначенного приговором Бабушкинского районного суда наказания.

Кроме того, защитник отметил, что суд первой инстанции не учел все смягчающие обстоятельства и роль Васильченко в преступлении. Он также отметил, что его подзащитный не являлся непосредственным исполнителем посягательства на жизнь сотрудника правоохранительного органа. В связи с этим он просил апелляцию смягчить назначенное наказание и уменьшить его срок.

В апелляционном представлении прокуратура указала, что защита Сергея Вялкова лишь убеждала присяжных в том, что он честный и добропорядочный предприниматель, который стал жертвой оговора по причине ведения бизнеса в 1990-е гг. Прокуратура также сослалась на то, что линия защиты оправданного гражданина строилась на внушении присяжным о мести «бандитов» «честному коммерсанту». По мнению гособвинения, адвокаты Вялкова также отрицательно характеризовали личность Сергея Буторина, проходившего свидетелем по делу: якобы он осуществлял физическую расправу с предпринимателями, отказавшимися от его «услуг» по «крышеванию» бизнеса, и сам был причастен к совершению покушения на Петрова.

В апелляционном представлении также отмечалось, что один из адвокатов оправданного дискредитировал доказательства по делу в присутствии присяжных. Кроме того, гособвинение указало на процессуальные нарушения, в частности на то, что присяжные не были осведомлены о наличии права на изменение формулировок вопросов в сторону смягчения обвинения.

В возражениях на апелляционное представление гособвинения (имеется у «АГ») защита Вялкова указала на несостоятельность доводов прокуратуры, которая во многом исказила доводы адвокатов, озвученные ими в суде. Так, адвокаты отметили, что все приведенные ими сведения о личности их доверителя и о ведении им бизнеса в 1990-е гг. охватывались целью установления мотива вменяемого ему преступления.

«Бесспорным является факт, что сторона обвинения доказывала в процессе возникновение умысла у Вялкова в связи с “криминальностью” его бизнеса и вложением в него “криминальных” денежных средств. При этом Вялков, реализуя свое право на защиту, оспаривая и не соглашаясь с доводами обвинения, изложил суду с участием присяжных заседателей истинные факты характера его предпринимательской деятельности, что в соответствии с указанными выше нормами УПК РФ не может является нарушением закона и тем более способом оказания давления на присяжных заседателей», – указано в возражениях стороны защиты.

Адвокаты Сергея Вялкова также указали на ошибочность утверждения прокуратуры о том, что они пытались вызвать у присяжных предубеждение в отношении Буторина. В частности, отмечалось, что при проведении допроса Буторина и другого свидетеля обвинения, Марата Полянского, которые, исходя из их собственных показаний, напрямую причастны к покушению на жизнь Петрова, стороной обвинения не было заявлено возражений относительно поставленных стороной защиты вопросов. «Само обвинение активно выясняло вопросы причастности своих собственных “свидетелей” к этому преступлению, и иначе не могло быть, поскольку их действия по покушению на потерпевшего являлись элементом события преступления, вменяемого Вялкову», – подчеркнули защитники.

Кроме того, защита Вялкова отрицала факт дискредитации ею доказательств в присутствии присяжных, указав, что была лишь дана их оценка. Адвокаты бизнесмена также настаивали на отсутствии в деле каких-либо иных процессуальных нарушений.

Апелляция поддержала приговор первой инстанции

После изучения материалов дела Судебная коллегия по уголовным делам Мосгорсуда пришла к выводу об отсутствии нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора.

Апелляционный суд указал, что выяснение адвокатом Сергея Вялкова при отборе коллегии присяжных сведений об отношении кандидатов к предпринимательской деятельности и ведению бизнеса в 1990-е гг. не может быть свидетельством нарушения ч. 8 ст. 335 УПК РФ, поскольку имело место в контексте предъявленного обвинения. Суд также отметил, что сообщенные защитниками Вялкова сведения во вступительном заявлении, заданные ими вопросы допрошенным в суде лицам и полученные на них ответы соответствовали требованиям закона о пределах судебного разбирательства и особенностям судебного следствия в суде с участием присяжных. Поэтому они не могли оказать на коллегию присяжных заседателей незаконное воздействие при ответах на поставленные перед ними вопросы в совещательной комнате.

«Стремление стороны защиты в рамках предусмотренной законом процедуры сформировать у присяжных заседателей мнение о недоказанности виновности, оспаривание достоверности того или иного доказательства, в частности показаний свидетелей, уличающих Вялкова в преступлении, а также выражение несогласия с позицией государственного обвинителя нельзя расценивать как оказание незаконного воздействия на коллегию присяжных заседателей, поскольку такое поведение является способом реализации права подсудимого на защиту от предъявленного обвинения в состязательном процессе», – заключила апелляция.

Мосгорсуд также отметил, что в ходе судебного разбирательства в первой инстанции стороны довели весь объем доказательственной информации до присяжных, которые исследовали только допустимые доказательства с целью установления фактических обстоятельств уголовного дела.

Судебная коллегия также отметила, что высказывание защитой утверждений относительно оценки личности Буторина не выходило за пределы обстоятельств, указанных в обвинении, и не противоречило исследованным в суде доказательствам.

Апелляционный суд не нашел нарушений при формировании вопросного листа по уголовному делу, произнесении напутственного слова присяжным и ответах последних на вопросы.

Вторая инстанция также отметила, что назначенное судом первой инстанции наказание Васильченко обоснованно и соразмерно содеянному, является справедливым, отвечающим принципам уголовного судопроизводства и целям наказания, смягчению не подлежит. «Вместе с тем приговор подлежит изменению в связи с тем, что суд не засчитал, как того требует ч. 5 ст. 69 УК РФ, в окончательное наказание, назначенное по совокупности преступлений, отбытое Васильченко наказание по первому приговору суда», – отметила апелляция. В связи с этим суд второй инстанции изменил наказание Александру Васильченко и зачел ему в срок отбытое им наказание по приговору Мосгорсуда от 2004 г. в период с 14 марта 2000 г. до 21 декабря 2018 г. В остальной части приговор оставлен без изменений.

Защитники оправданного прокомментировали уголовное дело

Адвокат Евгений Харламов заметил, что данное уголовное дело можно назвать уникальным, поскольку то, в чем обвиняли подзащитного, противоречило не только логике и здравому смыслу, но, по сути, и фактическим обстоятельствам дела.

Адвокат Сергей Насонов рассказал «АГ» о нюансах уголовного преследования Сергея Вялкова. «Особенностью этого уголовного дела было то, что предметом обвинения являлись события более чем 20-летней давности. Расследование дела «по горячим следам» тогда ни к чему не привело, специфика работы сотрудника РУОП предполагала большое число его потенциальных недоброжелателей. Но спустя почти 20 лет задержанный в Испании и экстрадированный в Россию лидер «Ореховской» ОПГ, приговоренный к пожизненному сроку за совершенные им особо тяжкие преступления, вдруг внезапно «вспомнил», что это покушение было организовано им вследствие уговоров Сергея Вялкова», – сообщил он.

По словам адвоката, аналогичные «воспоминания» вдруг появились и у другого члена ОПГ, тоже приговоренного к длительному сроку лишения свободы, который первым написал явку с повинной в местах лишения свободы. «Органы расследования неожиданно поверили этим показаниям, и наш подзащитный был обвинен в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 33, ст. 317 УК РФ. Его сразу же заключили под стражу, отвергнув ходатайство о залоге и домашнем аресте», – добавил защитник.

Как пояснил Сергей Насонов, ключевым для вменяемого его подзащитному обвинения являлось наличие мотива. «Очевидно, что у подстрекателя должна быть веская причина, чтобы склонять кого-либо к убийству другого лица. В настоящем деле у Вялкова не было и не могло быть подобной причины. Понимая, что самый важный элемент вменяемого состава начинает «провисать», органы расследования вышли из этого затруднения довольно сомнительным способом», – отметил адвокат.

Защитник рассказал, что в обвинительном заключении было указано, что мотивом, якобы побудившим Вялкова осуществить подстрекательство, являлось опасение привлечения к уголовной ответственности «за незаконную деятельность, осуществлявшуюся на Кунцевском рынке автозапчастей». «Однако в обвинительном заключении не было сказано ни слова, о какой именно “незаконной деятельности” Вялкова идет речь. Кто, когда и где признавал эту деятельность (и какую именно) незаконной? Видимо, присяжные должны придумать эту незаконную деятельность сами. Именно такое обвинение предопределило линию защиты по этому делу», – пояснил он.

Сергей Насонов также сообщил, что ключевым доводом защиты стало указание на полную недоказанность мотива подстрекательства к покушению на потерпевшего: «Особое внимание было уделено перекрестным допросам свидетелей обвинения и проверке их внезапно появившихся воспоминаний. При этом сама защита представила присяжным заседателям только одно доказательство – показания подсудимого, своим содержанием охватывающие все вопросы, подлежащие разрешению присяжными».

По словам адвоката, в суде первой инстанции Вялков, реализуя свое право на защиту, раскрыл перед присяжными заседателями истинный характер своей предпринимательской деятельности, которая была полностью законной. Он рассказал присяжным про свои взаимоотношения с лидером «Ореховской» ОПГ, которому он платил дань, как и многие другие бизнесмены, опасаясь за свою жизнь и жизнь своей семьи, а также свои отношения с потерпевшим, которого он знал по службе в армии и с которым у него никогда не было конфликтов. Все эти обстоятельства, как подчеркнул защитник, в своей совокупности свидетельствовали об отсутствии у его подсудимого мотива на подстрекательство и полной недоказанности вменяемого ему преступления.

Сергей Насонов отметил, что защита смогла доказать невиновность своего доверителя в обеих судебных инстанциях. «Важнейшей предпосылкой решения суда апелляционной инстанции явилась продуманная тактика защиты, которая осуществлялась процессуально “стерильно”, с учетом всех реалий современной апелляционной практики по этой категории дел», – заключил он.

Редакция «АГ» связалась с адвокатом Дмитрием Елизаровым, однако он отказался давать комментарии.

https://www.advgazeta.ru/rss.php

Spread the love

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *