21.10.2020

Злоупотребления должника

25 июля Верховный Суд РФ вынес Определение № 306-ЭС19-3574 по делу об оспаривании кредитором территориальной подсудности дела о банкротстве должника, заподозренного в манипулировании ею.

Адвокаты поддержали выводы Верховного Суда. По мнению одного из них, в решении отчетливо прослеживается подход ВС, при котором оценка действий должника происходит не по формальным признакам, а при объективном изучении обстоятельств дела. Другой предположил, что впоследствии высшая судебная инстанция разъяснит алгоритм выявления центра экономических интересов граждан.

Суды не выявили злоупотребление правом должника при смене места регистрации перед банкротством

В сентябре 2017 г. Шота Элишакашвили обратился в арбитражный суд Волгоградской области с заявлением о признании банкротом предпринимателя Романа Шамира. В обоснование своих требований заявитель ссылался на решение Савеловского районного суда г. Москвы от 31 мая 2017 г. по делу № 02-2632/2017 ∼ М-2389/2017. Согласно этому судебному акту трое граждан (Роман Шамир, Габриел Бен-Эли и Мераби Бен-Эл) несли солидарную ответственность перед кредитором по погашению задолженности на сумму свыше 6,2 млн руб. Данная сумма включала задолженность по договорам займа и поручительства, проценты по займу, пени и судебные расходы.

Отметим, что ранее «АГ» писала о деле, связанном с признанием банкротом Мераби Бен-Эл, который был поручителем по вышеуказанному договору займа. Этот же кредитор также пытался сделать банкротом и Габриел Бен-Эли.

На дату подачи заявления о банкротстве Романа Шамира последний был зарегистрирован по месту жительства в г. Михайловка Волгоградской области (с 19 августа 2017 г.), а до этого он проживал и был зарегистрирован в г. Москве.

В мае 2018 г. Арбитражный суд Волгоградской области включил в реестр требований кредиторов должника требования ПАО «Банк ВТБ». Банк возражал против рассмотрения дела о банкротстве Романа Шамира в указанном арбитражном суде, ссылаясь на нарушение правил подсудности. По мнению представителей кредитной организации, должник намеренно совершил фиктивную регистрацию по новому месту жительства в преддверии возбуждения дела о его банкротстве.

Тем не менее арбитражный суд признал Романа Шамира банкротом и ввел в отношении должника процедуру реализации его имущества. Денежные требования Шоты Элишакашвили были включены в третью очередь реестра требований кредиторов должника. Решение суда первой инстанции впоследствии устояло в апелляции и кассации.

Суды отклонили доводы банка о нарушении подсудности и указали на соблюдение данных правил. Со ссылкой на соответствующие нормы Законов о банкротстве, регистрационном учете граждан, а также госрегистрации юрлиц и ИП они отметили, что дела о банкротстве граждан рассматривает арбитражный суд по месту жительства гражданина-должника, а последним таким местом в рассматриваемом деле является г. Михайловка. Кроме того, при вынесении своих решений суды опирались, в частности, на факт встречи финансового управляющего с представителем должника по месту новой регистрации и аренду Романом Шамиром земельного участка в этом регионе с целью ведения бизнеса.

Верховный Суд в очередной раз высказался против банкротного туризма

В кассационной жалобе в Верховный Суд РФ банк просил отменить судебные акты, ссылаясь на применение названных норм права без учета недобросовестного поведения должника по фиктивной смене места регистрации. Заявитель полагал, что Роман Шамир фактически не проживает в Волгоградской области, а манипулирование должником территориальной подсудностью не оценено нижестоящими судами в качестве злоупотребления правом.

Изучив материалы дела № А12-34933/2017, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда нашла обоснованными доводы кассационной жалобы банка. Со ссылкой на положения Закона о банкротстве, ГК и АПК РФ Суд напомнил, что дела о банкротстве гражданина (в том числе ИП) рассматриваются арбитражным судом по месту его жительства, которым признается место, где гражданин постоянно или преимущественно проживает.

Высшая судебная инстанция также подчеркнула, что для определения судом территориальной подсудности дела о банкротстве гражданина, по общему правилу, достаточно наличия документов, удостоверяющих регистрацию должника в органах регистрационного учета по месту жительства в России, или выписки из ЕГРИП.

«Презумпция проживания по месту регистрации может быть опровергнута, если заинтересованное лицо (например, кредитор) докажет, что содержащаяся в документах регистрационного учета информация не отражает сведения о настоящем месте жительства должника. В целях выяснения соответствующих обстоятельств во внимание, в первую очередь, могут приниматься факты, свидетельствующие о необычном характере поведения должника при смене регистрационного учета в период инициирования дела о несостоятельности. Аналогичная правовая позиция изложена в определениях Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 25 февраля 2019 г. № 305-ЭС18-16327, от 21 марта 2019 г. № 308-ЭС18-25635», – отмечено в определении ВС.

Судебная коллегия также указала, что арбитражный суд не вправе уклониться от оценки доводов участвующих в деле о банкротстве лиц о злоупотреблениях должника, выразившихся в манипулировании территориальной подсудностью. В целях проверки достоверности сведений о месте жительства должника арбитражный суд вправе не ограничиваться запросом данных о его месте жительства в органах регистрационного учета, а должен провести более глубокую проверку.

Если действительное место жительства должника не соответствует данным регистрационного учета и имеются основания полагать о манипулировании подсудностью, то арбитражный суд должен отказать в защите права на рассмотрение дела о банкротстве по месту регистрации должника и применить к недобросовестной стороне нормы, которые она пыталась обойти (по правилам п. 8 Постановления Пленума ВС РФ от 23 июня 2015 г. № 25). «Дело о банкротстве такого должника подлежит рассмотрению арбитражным судом по действительному месту жительства гражданина в РФ», – резюмировал Суд.

Верховный Суд не согласился с выводами нижестоящих судебных инстанций

Применительно к обстоятельствам рассматриваемого дела Суд выявил, что Роман Шамир, Габриел Бен-Эли и Мераби Бен-Эл являются бенефициарами группы компаний «Г.М.Р. Планета гостеприимства», центр экономических интересов которых сосредоточен в Москве. Должники проживали в российской столице, о чем свидетельствовала их многолетняя регистрация в этом городе. После вступления в законную силу судебного решения о взыскании с должников более 700 тыс. рублей, все трое синхронно изменили место жительства с г. Москвы на г. Михайловку Волгоградской области, не уведомив кредиторов о смене места жительства. При этом единственным осведомленным кредитором был Шота Элишакашвили, который впоследствии и инициировал процедуры банкротства против всех троих должников.

Верховный Суд также отметил, что встреча финансового управляющего с представителем должника по месту регистрации Романа Шамира сама по себе не подтверждает факт проживания последнего в этом месте. Должник предпринял действия по регистрации бизнеса в Волгоградской области сразу же после того, как банк впервые озвучил в суде довод о его фиктивном переезде на новое место жительства.

«К тому же сам факт начала ведения лицом бизнеса, требующего вложения капиталов, при одновременном банкротстве того же лица парадоксален. Необъяснимой осталась и разумность намерения ведения в ноябре сельскохозяйственного бизнеса, связанного с растениеводством. Сомнителен факт заключения договора аренды с точки зрения даты его заключения при том, что сам Роман Шамир в описи его имущества, представленной вместе с отзывом на заявление о признании его должником, права аренды на земельный участок не указал», – указал ВС РФ в своем определении. Он также отметил, что должник никоим образом не опроверг доводы банка о злоупотреблении им своим правом, хотя подтверждение реальности нахождения гражданина в месте его постоянного проживания не должно составлять для него труда.

«Таким образом, согласованные действия Романа Шамира с компаньонами при схожих экономических обстоятельствах, сокрытие сведений о смене места жительства перед кредиторами (по крайней мере, неуведомление последних), наличие экономических интересов у должника в г. Москве и многолетнее проживание в этом городе, отсутствие достоверных данных о его фактическом проживании в Волгоградской области и противоречивые объяснения о намерении вести бизнес в этом регионе в совокупности подтверждают доводы банка о фиктивном характере переезда Романа Шамира в Волгоградскую область. Реальная цель должника – изменить подсудность дела о его банкротстве и препятствовать активной деятельности кредиторов. Данная цель противоправна, нарушает интересы кредиторов и в силу статьи 10 ГК РФ не подлежит судебной защите», – отмечено в определении ВС РФ.

В связи с этим Верховный Суд отменил судебные акты нижестоящих инстанций и передал дело на рассмотрение Арбитражного суда г. Москвы.

Эксперты «АГ» оценили позицию Суда

Комментируя определение, адвокат, партнер КА 5 Вячеслав Голенев указал на формальный подход нижестоящих судебных инстанций при рассмотрении вопроса смены места жительства: «Несмотря на внешнюю правильность применения норм, по существу имела место манипуляция должником территориальной подсудностью в целях препятствования действиям кредиторов, ведь он старался быстрее завершить банкротство».

Эксперт обратил внимание на некоторые важные замечания Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ, высказанные obiter dictum. «Злоупотребление проявляется в тех случаях, когда при внешне формальном следовании нормам права нарушитель пытается достичь противоправной цели. Формальному подходу, в частности, может быть противопоставлено выявление противоречивых, парадоксальных, необъяснимых обстоятельств, рассогласованности в доказательствах, нелогичности доводов – все это позволяет обратить внимание суда на злоупотребления оппонента. Данные компоненты составляют объективную сторону такого гражданско-правового нарушения, как обход закона с противоправной целью (злоупотребление правом)», – отметил Вячеслав Голенев.

Он также добавил, что ВС РФ уделил внимание понятию «центр экономических интересов», которое определяется совокупностью следующих обстоятельств: постоянное жительство в течение длительного времени в одном месте, нахождение там бизнеса заинтересованного лица и основных кредиторов. «Это понятие будет все шире применяться в правовой практике, а затем будет инкорпорировано в закон – в правоприменительной практике имеется слишком много противоречий между формальным местом нахождения (или резидентства) и реальным местом сосредоточения интересов соответствующего лица», – считает адвокат. Он также предположил, что впоследствии высшая судебная инстанция разъяснит алгоритм выявления центра жизненных интересов гражданина.

В свою очередь партнер юридической компании Tenzor Consulting, адвокат Антон Макейчук отметил, что вопрос «миграции должников» уже неоднократно вставал в практике арбитражных судов: «По большому счету на сегодняшний день сформировалась устойчивая практика по выявлению злоупотреблений при определении подсудности».

«Еще в марте 2019 г. Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ высказалась, что, если заинтересованное лицо привело убедительные доводы и представило доказательства, зарождающие у суда обоснованные сомнения относительно соответствия данных регистрационного учета должника реальному положению дел, на последнего переходит бремя подтверждения того, что изменение учетных данных обусловлено объективными причинами и связано с переездом на жительство в другой регион. При этом ВС РФ отметил, что, чем ближе дата смены регистрационного учета к дате возбуждения дела о банкротстве (и соответственно, к моменту решения судом вопроса о подсудности дела), тем более высокой является априорная вероятность наличия в действиях должника по смене такого учета признаков недобросовестности (Определение ВС РФ от 21 марта 2019 г. № 308-ЭС18-25635, о котором ранее писала «АГ»)», – пояснил эксперт.

По его мнению, немаловажным условием для установления злоупотребления правом при манипулировании подсудностью является установление умысла должника именно на смену подсудности, поскольку сам по себе факт смены места жительства перед началом процедуры банкротства не может свидетельствовать о намерении искусственно сменить подсудность.

Антон Макейчук полагает, что в комментируемом определении отчетливо прослеживается подход Верховного Суда, при котором оценка действий должника происходит не по формальным признакам, а при объективном изучении обстоятельств дела. «В рассматриваемом деле Суд дал подробную оценку действиям должника: в частности, сопоставление даты подачи заявления и переезда; проведение параллели между должником и его компаньонами по бизнесу, которые одновременно переехали из Москвы в другой субъект; необъяснимость разумности открытия бизнеса по растениеводству в ноябре месяце», – резюмировал эксперт.

https://www.advgazeta.ru/rss.php

Spread the love

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *