21.11.2019

Адвокат в четвертый раз пойдет в кассацию

В распоряжении «АГ» имеется постановление Московского городского суда от 2 сентября, которым признано законным постановление Пресненского районного суда г. Москвы, узаконившее арест денежных средств, изъятых в ходе производства обыска в адвокатском кабинете адвоката АП г. Москвы Павла Казареза.

В комментарии «АГ» Павел Казарез отметил, что апелляционная инстанция проигнорировала ранее вынесенное апелляционное постановление Мосгорсуда, который хоть и согласился с судом первой инстанции о законности обыска, но пришел к выводу о том, что в обысканной квартире располагался адвокатский кабинет. Андрей Киселёв, представляющий интересы адвоката, указал, что решение принято исключительно на предложенных следствием и неоднократно поставленных под сомнение, в том числе самим Мосгорсудом, тезисах о том, что в ходе обыска изъяты только документы, которые суд не исследовал, относящиеся к хозяйственной деятельности Пономарёва, а не адвокатские производства Павла Казареза, а на дверях и доме нет табличек с указанием адвокатского кабинета.

Как ранее писала «АГ», в июне 2017 г. руководителем ГСУ СК РФ по г. Москве было возбуждено уголовное дело в отношении бизнесмена Константина Пономарёва. В течение следующих дней в помещениях, имевших, по мнению следователей, отношение к обвиняемому, были произведены обыски. В ходе одного из них были изъяты помимо прочего денежные средства. Причем обыск был проведен в помещении, которое официально сдавалось супругой Пономарёва в аренду адвокату Павлу Казарезу. Последний в соответствии с законом зарегистрировал в помещении адвокатский кабинет и на протяжении ряда лет осуществлял в нем адвокатскую деятельность. Несмотря на то что следователь перед началом производства обыска был предупрежден Пономарёвым о нахождении в квартире адвокатского кабинета, а также самостоятельно проверил эту информацию в Интернете, следственное действие было проведено без учета положений ст. 450.1 УПК РФ, предусматривающих особый порядок производства обыска в отношении адвоката. В замечаниях к обыску было указано, что денежные средства изъяты в адвокатском образовании и принадлежат адвокату Павлу Казарезу. Также в замечаниях сообщалось об осведомленности следователя о данных обстоятельствах.

Позднее следователь по особо важным делам ГСУ СК РФ по г. Москве М. Кондратенко обратился в Пресненский районный суд г. Москвы с ходатайством о наложении ареста на изъятое в ходе обысков имущество обвиняемого, в том числе на денежные средства, обнаруженные и изъятые в адвокатском кабинете. Суд признал ходатайство следствия обоснованным и удовлетворил его.

Три круга обжалований

В декабре 2017 г. президиум Московского городского суда рассмотрел кассационную жалобу на постановление первой инстанции. Так, в ней указывалось, что Пресненский районный суд при принятии решения о наложении ареста на денежные средства не учел того обстоятельства, что они были изъяты в помещении, которое на протяжении многих лет находилось в официальном пользовании адвоката и которое использовалось последним для осуществления профессиональной деятельности. Кроме того, было отмечено, что суд не исследовал вопросы принадлежности изъятых средств и оставил без внимания замечания участников обыска, свидетельствующие о том, что в обыскиваемом помещении находятся документы, подтверждающие расположение по данному адресу адвокатского кабинета. Таким образом, суд не мотивировал свое решение об аресте денежных средств и не исследовал материалы дела на наличие связи между собственником денежных средств, которым является адвокат Павел Казарез, и обстоятельствами уголовного дела в отношении Константина Пономарёва.

Рассмотрев кассационную жалобу и выслушав доводы участников, президиум Мосгорсуда отметил, что следователями не было представлено доказательств суду первой инстанции о принадлежности денежных средств, изъятых в адвокатском кабинете, Пономарёву, в судебном решении они также не приведены. Кроме того, отметил президиум, располагая информацией о наличии по месту проведения обыска адвокатского кабинета, суд эти сведения не проверил и какой-либо оценки им не дал, что могло, по мнению кассационной инстанции, повлиять на выводы о принадлежности изъятых денежных средств.

В итоге, признав незаконным и необоснованным постановление Пресненского районного суда в части наложения ареста на денежные средства, изъятые в адвокатском кабинете, президиум Мосгорсуда отменил его и отправил дело на новое рассмотрение.

Согласно апелляционному постановлению Мосгорсуда от 2 сентября в последующем, 15 февраля 2018 г., постановлением Пресненского районного суда г. Москвы было разрешено наложение ареста на деньги.

25 сентября 2018 г. постановлением Верховного Суда кассационная жалоба адвоката АП г. Москвы Андрея Киселёва, представляющего интересы Павла Казареза, была передана для рассмотрения в президиум Мосгорсуда, который отменил новое постановление Пресненского районного суда и направил материал в тот же суд. 18 января Пресненский районный суд г. Москвы снова наложил арест на денежные средства.

Как рассказал Павел Казарез, после этого Мосгорсуд снова признал арест имущества незаконным и направил дело в Пресненский районный суд, который 5 июля 2019 г. очередной раз признал его законным.

Новая жалоба в Мосгорсуд

Андрей Киселёв направил апелляционную жалобу в Мосгорсуд. В ней он попросил постановление суда отменить, в наложении ареста на деньги отказать.

Также адвокат сослался на отсутствие в постановлении суда мотивированной оценки доказательствам, представленным заинтересованными лицами. Кроме того, он посчитал, что выявленные Мосгорсудом основания для отмены ранее вынесенного решения не стали предметом надлежащего исследования и оценки при новом рассмотрении, что влечет его незаконность и необоснованность. Андрей Киселёв отметил, что по своему содержанию описательно-мотивировочная часть постановления идентична отмененным постановлениям от 15 февраля 2018 г. и от 18 января, содержит те же ошибки.

Адвокат указал, что суд сделал предположительный, необоснованный и незаконный вывод об отсутствии оснований полагать, что по адресу проведения обыска и изъятия денежных средств располагается адвокатский кабинет Павла Казареза и что тот является владельцем денег, поскольку это опровергается представленными и исследованными материалами. Андрей Киселёв отметил, что ссылка на показания свидетелей о том, что обыск проводился в обыкновенной квартире, необоснованна, поскольку суд проигнорировал указание в протоколе обыска на то, что комнаты содержали офисные столы и шкафы для документов, а изымаемые документы находились в папках-регистраторах, при этом часть документов являлись судебными. Кроме того, в папках имелось соглашение об оказании юридической помощи Константину Пономарёву.

Андрей Киселёв указал, что доказательства того, что изъятые денежные средства принадлежат Пономарёву, как утверждал следователь, отсутствуют, аналогичный вывод суда является предположением, не основанным на исследованных материалах.

Согласно апелляционной жалобе, адвокат также отметил, что в соответствии с требованиями ч. 2 ст. 20, ч. 2 ст. 21 Закона об адвокатуре 7 мая 2013 г. АП г. Москвы была уведомлена Павлом Казарезом о форме и месте осуществления им адвокатской деятельности. 24 апреля 2015 г. АП г. Москвы зарегистрировала письменное уведомление адвоката от 22 апреля об изменении им места осуществления адвокатской деятельности на жилое помещение, принадлежащее супруге Константина Пономарёва.

Андрей Киселёв подчеркнул, что ч. 2 ст. 20, ч. 2 ст. 21 Закона об адвокатуре не содержат требования об уведомлении адвокатской палаты либо представлении документов о согласии собственника жилого помещения на осуществление адвокатской деятельности в сданной им в наем адвокату квартире.

Кроме того, он указал, что из содержания исследованных судом договоров найма следует, что Пономарёва предоставила Павлу Казарезу квартиру за плату во владение и пользование для проживания в ней и размещения адвокатского кабинета (осуществление адвокатской деятельности), что свидетельствует о том, что собственницей выражено согласие на размещение в принадлежащем ей жилом помещении адвокатского кабинета Павла Казареза для осуществления адвокатской деятельности и проживания.

Андрей Киселёв подчеркнул, что Пономарёва в представленном суду письменном заявлении указала, что квитанции на оплату коммунальных услуг выписывались управляющей компанией на нее как на собственника, а потом оплачивались адвокатом.

Апелляционные жалобы в суд также представили защитники Пономарёва адвокат АП Ставропольского края Владимир Постанюк и адвокат АП г. Москвы Екатерина Малиновская.

На этот раз МГС признал обыск и арест средств законными

Заслушав доводы сторон, Мосгорсуд указал, что судебное решение принято на основании обоснованного и мотивированного ходатайства следователя, которое вынесено по возбужденному уголовному делу и в рамках его расследования, в течение срока предварительного следствия, надлежащим лицом, с согласия надлежащего руководителя следственного органа. При этом в обоснование ходатайства следователем представлены необходимые документы.

Апелляция посчитала, что то обстоятельство, что деньги были изъяты в ходе обыска, проведенного в квартире Пономарёвой, не являющейся совместной собственностью, не влияют на законность и обоснованность принятого судом решения. Мосгорсуд отметил, что, согласно постановлению Пресненского районного суда г. Москвы от 31 мая 2019 г., производство обыска в жилище признано законным. Судом при принятии решения были проверены доводы стороны защиты, касающиеся размещения в квартире адвокатского кабинета, однако своего подтверждения не нашли.

Так, первая инстанция установила, что в соответствии со ст. 21 Закона об адвокатуре адвокат вправе использовать для размещения адвокатского кабинета жилые помещения, принадлежащие ему либо членам его семьи на праве собственности, с согласия последних. Жилые помещения, занимаемые адвокатом и членами его семьи по договору найма, могут использоваться адвокатом для размещения адвокатского кабинета с согласия наймодателя и всех совершеннолетних лиц, проживающих совместно с адвокатом. Вместе с тем согласно сведениям, представленным из АП г. Москвы, согласие собственника на размещение адвокатского кабинета отсутствует.

Отмечается, что, согласно ответу из управляющей компании, она не располагала сведениями о размещении в квартире адвокатского кабинета, коммунальные платежи от Павла Казареза не поступали. Также суд установил, что в ходе обыска были изъяты предметы и документы, касающиеся деятельности компаний, фигурирующих в расследовании уголовного дела, а не предметы и документы, имеющие отношение к адвокатской деятельности Павла Казареза.

Таким образом, апелляция посчитала, что первая инстанция правильно установила фактические обстоятельства дела, исследовала представленные следователем материалы, а также юридически значимые для разрешения ходатайства обстоятельства. Кроме того, указывается, что была дана надлежащая оценка представленным следователем доказательствам, свидетельствующим о принадлежности денег Константину Пономарёву.

Кроме того, Мосгорсуд отметил, что доводы стороны защиты о нецелесообразности наложения ареста на денежные средства в связи с несоразмерностью несостоятельны, так как санкциями ч. 2 ст. 199, ч. 1 ст. 309, ч. 4 ст. 159 УК предусмотрено наказание в виде штрафа. Также в соответствии с п. «а» ч. 1 ст. 104 УК деньги, ценности и иное имущество, полученные в результате совершения преступлений, предусмотренных ст. 307, 309 УК, подлежат конфискации.

Апелляция отметила, что соглашается с выводами первой инстанции о наложении ареста на деньги, поскольку у суда имелись законные и обоснованные основания для принятия такого решения в целях обеспечения приговора в части имущественных взысканий, в том числе в связи с наличием по делу гражданского иска, возможной конфискации имущества либо штрафа.

Таким образом, Мосгорсуд постановил оставить решение Пресненского районного суда г. Москвы без изменения.

Адвокаты не согласны с решением Мосгорсуда

В комментарии «АГ» Павел Казарез отметил, что считает апелляционное постановление незаконным. «Оно основано на постановлении Пресненского районного суда г. Москвы от 31 мая о законности обыска в квартире, где изъяты арестованные деньги, потому что якобы не было доказано нахождение в квартире моего адвокатского кабинета. Однако апелляционная инстанция при рассмотрении вопроса об аресте проигнорировала ранее вынесенное апелляционное постановление Мосгорсуда, который хоть и согласился с Пресненским судом о законности обыска, но пришел к выводу о том, что в обысканной квартире располагался мой адвокатский кабинет», – указал он.

Андрей Киселёв также считает, что решение суда незаконно и необоснованно. «Суд в очередной раз проявил неуважение к позиции стороны защиты и проигнорировал подтвержденные документами доводы о нахождении в месте производства обыска, где обнаружены и изъяты денежные средства, адвокатского кабинета Павла Казареза, в котором им осуществлялась адвокатская деятельность», – указал Андрей Киселёв.

«Решение принято исключительно на предложенных следствием и неоднократно поставленных под сомнение, в том числе решениями Московского городского суда, тезисах о том, что в ходе обыска изъяты только документы, которые суд не исследовал, относящиеся к хозяйственной деятельности Пономарёва, а не адвокатские производства Павла Казареза, на дверях и доме нет табличек с указанием адвокатского кабинета, коммунальные платежи оплачивались в управляющую компанию собственником, а не адвокатом», – подчеркнул адвокат. В то же время, отметил Андрей Киселёв, юридически значимые документы, относящиеся к адвокатской деятельности, суд во внимание не принял и не дал им никакой оценки. Он добавил, что вскоре будет подготовлена и подана кассационная жалоба.

Статья взята с сайта Адвокатская газета

Spread the love

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *