22.11.2019

Нюансы привлечения к ответственности собственников ТС и фактических нарушителей ПДД

2 июля Конституционный Суд РФ вынес Определение № 1835-О по запросу Костромского областного суда о проверке конституционности ряда статей КоАП РФ, касающихся распределения ответственности за нарушения в сфере дорожного движения между собственниками транспорта и лицами, управлявшими им в момент фиксации нарушения.

Эксперты «АГ» положительно оценили выводы Конституционного Суда. По мнению одного из них, определение КС вносит ясность в порядок привлечения лиц, совершивших административное правонарушение, зафиксированное специальными техсредствами, в случае выбытия из субъектного состава собственника транспортного средства. Другой эксперт рассказала о распространенных на практике злоупотреблениях граждан, вводящих в заблуждение уполномоченные органы относительно действительного правообладателя ТС.

Повод для обращения в КС

В сентябре 2018 г. ЦАФАП ГИБДД УМВД России по Костромской области оштрафовал В. за совершение административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.21.1 (нарушение правил движения тяжеловесного и (или) крупногабаритного транспортного средства) КоАП РФ, на 150 тыс. руб. Вменяемое собственнице транспортного средства правонарушение было зафиксировано специальной камерой фотовидеонаблюдения.

Через два месяца районный суд отменил постановление регионального ГИБДД и освободил В. от ответственности в связи с отсутствием в ее действиях состава административного правонарушения. Свое решение суд обосновал тем, что в момент фотовидеофиксации правонарушения транспортное средство находилось во владении и пользовании иного лица – К. Данное обстоятельство было установлено судом на основании совокупности письменных доказательств и показаний самого К., участвовавшего в судебном заседании в качестве свидетеля.

За совершение вышеуказанного административного правонарушения ГИБДД оштрафовала К. на ту же сумму, что и В. Гражданин безуспешно обжаловал соответствующее постановление у вышестоящего должностного лица Госавтоинспекции, а затем и в суде, который лишь снизил размер штрафа до 100 тыс. руб. Один из доводов К. в суде сводился к тому, что постановление о назначении ему административного наказания было вынесено до вступления в законную силу судебного решения по делу В.

Областной суд усомнился в конституционности норм КоАП

Впоследствии К. обжаловал решение суда в Костромской областной суд, который приостановил производство по жалобе и обратился в КС с запросом о проверке конституционности следующих положений КоАП РФ:

  • ч. 2 ст. 2.6.1, согласно которой собственник (владелец) транспортного средства освобождается от административной ответственности, если в момент фиксации правонарушения оно находилось во владении или в пользовании другого лица либо выбыло из его обладания из-за противоправных действий других лиц;
  • ч. 1 ст. 4.5, устанавливающей сроки давности привлечения к административной ответственности, в том числе собственников (владельцев) ТС, за административные правонарушения в области дорожного движения в случае их фотовидеофиксации;
  • п. 5 ч. 1 ст. 28.1, предусматривающего в качестве одного из поводов к возбуждению дела об административном правонарушении подтверждение данных, содержащихся в сообщении или заявлении собственника (владельца) транспортного средства о том, что оно находилось во владении или в пользовании другого лица;
  • п. 6 ч. 4 ст. 28.1, в силу которого дело об административном правонарушении считается возбужденным с момента вынесения соответствующего постановления;
  • ч. 3 ст. 28.6, закрепляющей, что в случае подтверждения данных о том, что в момент фиксации правонарушения транспорт находился во владении или в пользовании другого лица, протокол об административном правонарушении не составляется, а постановление по делу об административном правонарушении выносится без участия лица, в отношении которого возбуждено соответствующее дело.

Костромской областной суд предположил, что оспариваемые им законоположения не соответствуют Конституции, поскольку не предусматривают обязательное участие лица, фактически владевшего транспортным средством в момент фиксации административного правонарушения, в деле по оспариванию собственником такого ТС постановления о назначении ему административного наказания по ч. 1 ст. 12.21.1 КоАП РФ. Данное лицо, по мнению суда, также лишено права обжаловать решение о прекращении производства по делу об административном правонарушении в отношении собственника транспортного средства, а двухмесячный срок давности не позволяет надлежаще рассмотреть вопрос о привлечении вышеуказанного лица к административной ответственности.

КС разъяснил порядок привлечения к ответственности

Отказывая в принятии жалобы к рассмотрению, Конституционный Суд отметил, что заявитель, настаивая на неконституционности оспариваемых им положений, фактически требует внести целесообразные, с его точки зрения, изменения в действующее законодательство, что не входит в компетенцию Суда.

При этом КС напомнил, что в случае фотовидеофиксации административных правонарушений в области дорожного движения на собственников транспорта не распространяется общее правило, согласно которому привлекаемое к административной ответственности лицо не обязано доказывать свою невиновность (ч. 3 ст. 1.5 КоАП РФ и примечание к ней). В указанных случаях протоколы об административных правонарушениях не составляются, а соответствующие постановления выносятся уполномоченными органами без участия лиц, в отношении которых возбуждено административное дело. «Таким образом, это означает отсутствие обязанности уполномоченных органов доказывать вину собственников (владельцев) транспортных средств при вынесении в отношении них постановлений по делам об административных правонарушениях», – указано в определении.

Вместе с тем, как отметил Суд, собственник (владелец) транспорта при обжаловании вынесенного в отношении него постановления по делу об административном правонарушении может быть освобожден от ответственности, если докажет, что в момент фиксации правонарушения ТС находилось во владении или в пользовании другого лица либо к данному моменту выбыло из его обладания в результате противоправных действий других лиц. Подобное распределение бремени доказывания между сторонами, будучи исключением из общего правила, не отменяет презумпцию невиновности.

При этом КС подчеркнул, что, если собственник транспортного средства был освобожден от административной ответственности в связи с тем, что в момент фиксации административного правонарушения оно находилось во владении или в пользовании другого гражданина, административное дело за совершение этого правонарушения возбуждается в отношении последнего. Производство по такому делу ведется без составления протокола и в пределах установленного ч. 1 ст. 4.5 КоАП РФ срока давности привлечения к административной ответственности.

«Однако в указанном случае постановление о назначении лицу административного наказания не может быть вынесено ранее даты вступления в законную силу решения уполномоченного органа ГИБДД МВД России или суда, которым в соответствии с ч. 2 ст. 2.6.1 КоАП РФ собственник транспортного средства освобожден от административной ответственности. Иное означало бы одновременное привлечение к административной ответственности по ч. 1 ст. 12.21.1 КоАП РФ собственника транспортного средства (в отношении которого решение об освобождении от административной ответственности еще не вступило в законную силу) и лица, в отношении которого имеются данные о владении им транспортным средством в момент совершения административного правонарушения», – пояснил КС.

Суд также отметил, что данное обстоятельство нарушает положения КоАП РФ уже потому, что содержащийся в ч. 1 ст. 12.21.1 КоАП РФ состав административного правонарушения не предусматривает одновременного привлечения по нему к административной ответственности в особом порядке упомянутых лиц за совершение одних и тех же действий.

Эксперты «АГ» прокомментировали выводы Суда

Адвокат КА Кировской области «Кодекс» Артем Смертин считает, что определение КС вносит ясность в порядок привлечения лиц, совершивших административное правонарушение, зафиксированное работающими в автоматическом режиме специальными техническими средствами, в случае выбытия из субъектного состава собственника транспортного средства, что носит характер частого и закономерного явления. По мнению адвоката, рассматриваемый правовой пробел заслуживает внимания законодателя для обеспечения полноты прав лиц, привлекаемых к административной ответственности.

«Согласно разъяснениям Суда, должностное лицо не вправе инициировать административную процедуру привлечения виновного лица до вступления в силу акта, устанавливающего невиновность собственника. Это, безусловно, важная позиция в условиях стремления должностных лиц “успеть” в двухмесячный срок привлечь виновника. В свою очередь, данное обстоятельство гарантирует водителю презумпцию невиновности, в то же время лишая возможности обжалования принятого в отношении собственника автомобиля судебного постановления, являющегося преюдициальным по ряду обстоятельств», – отметил он.

Адвокат АП Ставропольского края Нарине Айрапетян поддержала выводы КС РФ. «Двухмесячный срок привлечения к административной ответственности является разумным. Однако, при наличии недобросовестности со стороны привлекаемого лица и его желания избежать ее, этот срок недостаточен и легко “затягивается” при необходимости. Таким образом, возникает ситуация, при которой действительно невозможно привлечь к ответственности собственника транспортного средства в связи с истечением сроков давности», – отметила эксперт.

По мнению адвоката, на практике довольно распространены случаи злоупотреблений со стороны граждан, вводящих в заблуждение уполномоченные органы относительно действительного правообладателя. «Так, собственнику ничего не мешает составить договор купли-продажи задним числом, переоформить право собственности и утверждать о том, что в момент правонарушения транспортное средство принадлежало иному лицу. Эта уловка возможна в связи с тем, что моментом правообладания считается не момент регистрации перехода прав на транспортное средство в ГАИ, а момент заключения договора отчуждения и передачи транспортного средства по акту приема-передачи. Таким образом, лазейки в законе имеются, и такой короткий срок для привлечения к ответственности способствует описанным ухищрениям со стороны недобросовестных граждан», – заключила Нарине Айрапетян.

https://www.advgazeta.ru/rss.php

Spread the love

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *