22.11.2019

Адвокаты в Татарстане добились оправдания подзащитного сразу по двум делам

14 июня Верховный Суд Республики Татарстан апелляционным определением по делу № 22-4252/2019 оставил без изменения оправдательный приговор в отношении зам. руководителя Управления ФССП России по Республике Татарстан Сергея Плющего, обвинявшегося в превышении должностных полномочий с получением взятки (ч. 3 ст. 290 УК РФ).

Защитники выразили удовлетворение решениями судов, подчеркнув, что считают приговоры абсолютно законными и обоснованными. Один из них назвал уголовное преследование их доверителя правовым беспределом, а его исход, по мнению другого защитника, уникален. Третий адвокат подчеркнул бескомпромиссную позицию подзащитного в отстаивании своей невиновности.

Это второй оправдательный приговор в отношении Сергея Плющего, устоявший в апелляции, – в марте ВС РТ апелляционным определением по делу № 22-2022/2019 подтвердил его невиновность в совершении преступления, предусмотренного п. «в» ч. 3 ст. 286 УК, то есть в превышении должностных полномочий с тяжкими последствиями.

Адвокат АП Республики Татарстан Артем Газизуллин, защищавший оправданного в суде апелляционной инстанции, рассказал «АГ», как защите дважды удалось добиться оправдания доверителя.

Обвинение в превышении должностных полномочий

Летом 2017 г. Сергею Плющему на основе проверок прокуратуры и УБЭП было предъявлено обвинение в превышении должностных полномочий (п. «в» ч. 3 ст. 286 УК). Обвиняемый был помещен под домашний арест, где, по словам защитника, находился полгода, и после завершения предварительного следствия был освобожден.

По версии следствия, в период 2012–2016 гг. Сергей Плющий, занимая на тот момент должность начальника Советского РОСП г. Казани, в целях завышения показателей работы отдела давал указания подчиненным приставам завершать исполнительные производства без наличия на то законных оснований.

Как отмечается в приговоре Вахитовского районного суда г. Казани от 30 января, приставы выносили указанные постановления, не имея оснований не доверять непосредственному начальнику и добросовестно заблуждаясь о наличии законных оснований для окончания исполнительных производств. В качестве обоснований они указывали фактическое исполнение в связи с взысканием задолженности либо возврат исполнительного документа по заявлению взыскателя, ссылаясь на платежные и иные документы, которых фактически не существовало.

При этом обвиняемый, как считало следствие, давая указания приставам, достоверно знал, что задолженность по исполнительным производствам не погашена, а исполнительные документы в отношении должников не отзывались. В результате в бюджет своевременно не поступили денежные средства в размере 514 908,1 рубля в качестве страховых взносов и иной задолженности. Тем самым органы ПФР «были ограничены и лишены возможности своевременного взыскания сумм задолженности с должников в связи с окончанием исполнительных производств, что привело к существенному нарушению их прав и дезорганизации их работы при выполнении возложенных на них государством задач».

Следствие утверждало, что, совершая указанные деяния из корыстной и иной личной заинтересованности, Сергей Плющий осознавал, что превышает служебные полномочия и злоупотребляет ими, предвидел наступление общественно-опасных последствий в виде существенного нарушения прав и законных интересов организаций и охраняемых законом интересов общества и государства, и желал этого. Таким образом, своими действиями он подорвал авторитет государственной власти и порядка управления, что выразилось в утрате доверия граждан к органам исполнительной власти РФ в лице УФССП.

В судебном заседании подсудимый вину не признал. Он пояснил, что на ежедневных совещаниях с приставами указывал на необходимость окончания исполнительных производств при наличии к тому законных оснований, но указаний оканчивать производства без наличия законных оснований не давал.

«Если первоначально следствие озвучивало такие производства в количестве сотен штук, то до суда их дошло 49», – сообщил «АГ» Артем Газизуллин. По его словам, эти 49 исполнительных производств не были окончены и не были подписаны приставами ни вручную, ни электронной цифровой подписью, а правовые последствия их окончания не наступили. При этом адвокат добавил, что, если бы эти исполнительные производства действительно были окончены, возможность взыскания задолженности по ним не была бы утрачена. О том, что производства не окончены, свидетельствовало, в частности, полное погашение задолженности по ряду из них.

Защитник также отметил, что допрошенные в суде свидетели обвинения не подтвердили свои показания, данные ранее, и отрицали получение от подзащитного каких-либо указаний. «Свои показания, обличающие подзащитного, они объяснили давлением со стороны сотрудников правоохранительных органов с целью оговорить обвиняемого», – пояснил Артем Газизуллин.

Исследовав материалы дела, суд счел вину подсудимого в инкриминируемом ему деянии неподтвержденной, поскольку не были представлены бесспорные доказательства виновности, а обвинение было построено исключительно на предположениях, и вынес оправдательный приговор в связи с отсутствием в действиях подсудимого состава преступления. Таким образом, Сергей Плющий был оправдан.

Обвинение в превышении должностных полномочий с получением взятки

Как рассказал Артем Газизуллин, едва успело начаться судебное разбирательство по первому уголовному делу, зимой 2018 г. следствие возбудило в отношении Сергея Плющего второе, выдвинув более тяжкое обвинение – превышение должностных полномочий с получением взятки.

«Теперь он обвинялся в том, что за взятку в 100 тыс. руб. он в 2015 г. дал указание подчиненному приставу снять запрет на регистрационные действия с квартирой должника по исполнительному производству», – пояснил он. Обвиняемый вновь был помещен под домашний арест, где также провел около полугода.

По версии следствия, давая указание снять запрет на регистрационные действия, обвиняемый осознавал, что законные основания для этого отсутствуют, задолженность перед взыскателями должник не погасил, исполнительный документ фактически не исполнил. Как отмечается в приговоре от 19 апреля, на основании постановления пристава запрет регистрационных действий в отношении указанной квартиры был снят, и должник реализовал ее, таким образом завладев чужими денежными средствами путем обмана. Тем самым действиями обвиняемого потерпевшему был причинен материальный ущерб в особо крупном размере, а кроме того, был подорван авторитет госвласти и порядка управления.

Гособвинитель, считая вину подсудимого доказанной, ссылался на показания свидетелей, а также на другие исследованные письменные доказательства и материалы дела.

В судебном заседании Сергей Плющий также не признал вину, указав, что считает обвинения сфабрикованными. Он подчеркнул, что никаких взяток ему не передавалось, а действия пристава, вынесшей постановление о снятии запрета регистрационных действий, не соответствовали данным ей разъяснениям.

Изучив материалы дела, суд счел приведенные доводы обвинения необоснованными и указал, что обвинение, предъявленное органами предварительного следствия, не нашло подтверждения в судебном заседании. В приговоре также отмечается, что по эпизоду дачи взятки обвинение строится на показаниях свидетеля. «При этом суд относится к данным показаниям критически, считает их недостоверными и не может взять их за основу ввиду их противоречивости», – указывалось в документе.

По эпизоду превышения полномочий суд пришел к выводу, что при отсутствии в действиях подсудимого события преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 290 УК, у него отсутствовал и мотив для совершения действий, явно выходящих за пределы должностных полномочий. В итоге подсудимый был оправдан на основании п. 1 и 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ с правом на реабилитацию.

«Обвинение в получении взятки строилось только на показаниях взяткодателя и посредников. С поличным нашего доверителя не задерживали, предмет взятки не изымался, – прокомментировал приговор Артем Газизуллин. – Тщательный, доскональный и детальный допрос участников якобы имевшей место передачи взятки привел к положительному для нас результату. Заказчик и посредник передачи взятки по итогам допроса в суде не подтвердили ранее данные показания, положенные в основу обвинения, а непосредственный взяткодатель не смог с достоверной определенностью подтвердить обстоятельства передачи им взятки, и к его показаниям суд отнесся критически. В этой части суд оправдал нашего подзащитного за отсутствием события преступления».

Защитник также добавил, что доверитель не давал указаний незаконно снимать запрет на регистрационные действия с квартирой должника. «Совокупностью свидетельских показаний было доказано, что отмена запрета предполагалась только после погашения должником задолженности по исполнительному производству. И именно такие указания приставу давал наш доверитель. Суд, оправдывая его за отсутствием в действиях состава преступления, установил отсутствие бесспорных доказательств того, что им давались указания на совершение юридически значимых действий при отсутствии для этого законных оснований», – подчеркнул он.

Адвокат АП Республики Татарстан Сейран Ахмедов, защищавший Сергея Плющего в ходе предварительного следствия и судебного разбирательства, назвал его уголовное преследование правовым беспределом. «Мы пытались доказать следственному комитету, что оснований для возбуждения дела нет – отсутствуют событие и состав преступления. Как в итоге выяснилось, свидетелей “обработал” отдел по борьбе с коррупцией вместе со следственным комитетом, в связи с чем они давали лживые показания», – отметил он.

Третий защитник, адвокат АП РТ Рамиль Валеев, особо отметил бескомпромиссную позицию подзащитного. «Когда дело доходит до суда, в большинстве случаев обвиняемый приходит к мысли, что в любом случае получит наказание, и начинает искать варианты, которые могли бы способствовать его смягчению. Наш доверитель проявил выдержку и до конца отстаивал позицию своей невиновности. Наша задача была лишь представлять доказательства его невиновности, хотя мы и не должны ее доказывать», – рассказал адвокат.

Возражения прокуратуры

Не согласившись с приговорами, сторона обвинения обжаловала их в ВС РТ.

В апелляционном представлении по первому приговору, датированном 11 февраля (имеется в распоряжении «АГ»), районная прокуратура указала, что заявлений от свидетелей об оказании давления на них со стороны правоохранителей в ходе предварительного следствия не поступало, а основания сомневаться в правдивости и объективности их показаний отсутствуют.

Также в документе подчеркивалось, что, поскольку в постановлениях о прекращении исполнительных производств есть реквизиты, свидетельствующие о факте их вынесения, отсутствие подписи на бумажном носителе не имеет значения при оценке вынесенного по такому производству решения.

По мнению прокуратуры, суд не учел, что принятые в 2012–2016 гг. компетентными госорганами решения о взыскании с граждан в доход государства денежных задолженностей, находившихся на исполнении приставов отдела УФССП по РТ, руководителем которого являлся Сергей Плющий, остались неисполненными, в связи с чем госбюджет РФ недополучил свыше 500 тыс. руб.

В апелляционном представлении от 29 апреля на второй приговор (также есть у «АГ») прокуратура отметила, что обвиняемый, давая подчиненным незаконные указания, действовал из корыстной заинтересованности после получения взятки, при этом осознавая, что законные основания для снятия запрета регистрационных действий отсутствуют. По утверждению гособвинения, суд не принял во внимание, что должник, в чью пользу было вынесено спорное постановление о снятии запрета регистрационных действий, был привлечен к уголовной ответственности за мошенничество при продаже квартиры.

Доводы подсудимого и защиты о принятии первым мер по недопущению незаконной регистрации договора купли-продажи обремененной квартиры путем повторного запрета на регистрационные действия, как полагала прокуратура, были прикрытием для оправдания неправомерных действий подсудимого.

Таким образом, оправдательные приговоры были сочтены необоснованными и подлежащими отмене, а уголовные дела – направлены на новое рассмотрение.

Как отметил Артем Газизуллин, в возражениях на апелляционное представление по первому приговору защита указывала, что исполнительные производства окончены не были, а если и были бы, то не могли повлиять на показатели работы отдела РОСП. Также защита подчеркивала, что свидетели обвинения в ходе судебного процесса не подтвердили показания, данные в ходе предварительного следствия, а их показания в суде соответствовали показаниям других свидетелей, изначально отрицавших наличие незаконных распоряжений со стороны обвиняемого.

В возражениях на апелляционное представление по второму приговору защита обратила внимание, что инкриминируемой подзащитному взятки не было вообще, незаконных указаний подчиненной об отмене запрета на совершение регистрационных действий с квартирой должника он не давал, что подтверждалось свидетельскими показаниями и последовательностью событий.

Апелляция согласилась с выводами о невиновности подсудимого

Как указано в апелляционном определении Верховного Суда Республики Татарстан от 19 марта по первому уголовному делу, судебная коллегия согласилась с выводом, что показания свидетелей, данные ими в суде, достоверны, поскольку их допрос производился в открытом заседании, и они согласуются с показаниями других свидетелей, полученными в ходе предварительного следствия.

ВС РТ также подтвердил правильность оценки судом того, что показания свидетелей-должников о неоплате ими страховых взносов по исполнительным документам не свидетельствуют о даче подсудимым незаконных указаний о прекращении исполнительных производств. «Принимая решение об оправдании подсудимого, суд правильно оценил, что следствие и государственное обвинение не представило убедительных доказательств того, что подсудимый давал судебным приставам-исполнителям незаконные указания об окончании исполнительных производств. Поэтому стороной обвинения не было доказано совершение С.С. Плющим как должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий», – сообщается в определении апелляции.

ВС РТ также назвал правильными выводы первой инстанции о том, что постановления о прекращении исполнительных производств, не подписанные надлежащим образом должностными лицами, не имеют юридической силы, а также о том, что с учетом значительного количества оконченных исполнительных производств в течение 2012–2016 гг. (более 100 тыс. ежегодно) прекращение за указанный период 49 производств не могло повлиять на оценку эффективности деятельности отдела. «Вопреки доводам апелляционного представления о неисполнении решений суда и неполучении государством денежных средств в размере 514 908,1 рубля, оконченные исполнительные производства возобновлены, 14 исполнительных производств прекращены в связи с исполнением, из которых 4 исполнительных производства окончены еще до возбуждения уголовного дела», – указано в документе.

Таким образом, указал Суд, подсудимым не было совершено действий, существенно нарушивших интересы общества и государства, с причинением тяжких последствий, в связи с чем оснований для удовлетворения апелляционного представления прокуратуры не имеется.

Как указано в апелляционном определении от 14 июня по второму уголовному делу, судебная коллегия ВС РТ пришла к заключению, что приговор подлежит оставлению без изменения, а выводы первой инстанции основаны на проверенных в заседании доказательствах и письменных материалах уголовного дела, которые исследованы полно, всесторонне и объективно в условиях состязательного процесса.

«Суд, исследовав доказательства как стороны обвинения, так и доказательства стороны защиты по делу в их совокупности, а также доводы сторон, привел их анализ и правильно пришел к выводу об отсутствии достаточных и достоверных доказательств, подтверждающих факты передачи С.С. Плющему денежных средств в качестве взятки и превышения им своих должностных полномочий», – сообщается в документе. Там же подчеркивается, что первая инстанция обоснованно руководствовалась требованиями ст. 14 УПК о том, что все неустранимые сомнения толкуются в пользу подсудимого и обвинительный приговор не может быть основан на предположениях. «Сторона обвинения мер по устранению сомнений не приняла и данных, их опровергающих, суду не представила», – отмечается в определении.

Защитники выразили удовлетворение исходом дела. По словам Сейрана Ахмедова и Рамиля Валеева, суды обеих инстанций согласились с доводами защиты и дали оценку нарушениям, допущенным стороной обвинения. «Возьму на себя смелость назвать исход уголовного преследования нашего доверителя уникальным – дважды правоохранители пытались привлечь его к уголовной ответственности, и оба раза суд его оправдал», – резюмировал Артем Газизуллин.

https://www.advgazeta.ru/rss.php

Spread the love

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *