15.10.2019

Возможность узнать о наличии обременения

Верховный Суд вынес Определение № 46-КГ19-18, в котором указал, может ли считаться, что покупатель автомобиля действовал добросовестно, если он не проверил, находится ли транспортное средство в залоге.

Эксперты поддержали позицию ВС. Один из них отметил, что кредитор должен быть уверен, что сможет обратить взыскание на предмет залога в случае неисправности должника и получить всю или значительную часть долга обратно. Второй указал, что ответчик должна была предоставить суду доказательства того, что во время ее самостоятельной проверки ограничения на автомобиль отсутствовали.

Между ПАО «Росбанк» и Валерием Соколовым был заключен договор о предоставлении кредита на приобретение автомобиля, по условиям которого банк предоставил деньги в размере около 960 тыс. руб. сроком до 26 декабря 2017 г. под 17,4% годовых. Кредитное обязательство Соколова обеспечивалось залогом приобретаемого автомобиля с залоговой стоимостью, равной цене приобретения. В этот же день Соколов приобрел автомобиль.

30 декабря 2014 г. залог на автомобиль был зарегистрирован в пользу банка в Реестре уведомлений о залоге движимого имущества. 15 января 2015 г. Валерий Соколов заключил с ИП Канюкаевой Ю.Т. договор поручения на продажу автомобиля, который в тот же день был продан С. Киндееву. 7 февраля 2015 г. прежний собственник авто умер, а через полгода Киндеев продал ТС Наталье Жестковой.

20 октября 2017 г. Наталья Жесткова заключила с АО КБ «Локо-Банк» договор залога автомобиля с целью обеспечения обязательств ООО «Фактум Сервис» по кредитному договору. Через пару дней залог на автомобиль был зарегистрирован также в пользу АО КБ «Локо-Банк».

Как выяснилось позднее, наложенное на автомобиль первоначальное обременение не было снято до первой продажи и он оставался в залоге у «Росбанка». Кредитная организация обратилась в Октябрьский районный суд г. Самары с иском к Наталье Жестковой об обращении взыскания на заложенный Валерием Соколовым автомобиль путем реализации с публичных торгов с установлением начальной продажной цены в размере более 1 млн руб. и возмещением расходов на уплату государственной пошлины. В частности, банк ссылался на то, что 30 декабря 2014 г. в реестр уведомлений о залоге движимого имущества Федеральной нотариальной палаты были внесены сведения о залоге автомобиля.

Жесткова, в свою очередь, предъявила встречный иск к банку о прекращении залога в силу добросовестного приобретения спорного автомобиля.

Отказывая в удовлетворении исковых требований банка и удовлетворяя встречные исковые требования Натальи Жестковой, суд первой инстанции исходил из того, что женщина приобрела автомобиль по возмездной сделке, не знала и не должна была знать о том, что он является предметом залога, а потому в силу положений подп. 2 п. 1 ст. 352 ГК залог в пользу банка подлежит прекращению.

Кроме того, суд сослался на п. 7 договора купли-продажи, заключенного между Киндеевым и Жестковой, согласно которому продавец гарантирует, что до заключения договора отчуждаемый автомобиль никому не продан и не обещан в дар, не заложен, спора о нем не имеется, под арестом он не значится.

Судебная коллегия по гражданским делам Самарского областного суда согласилась с выводами первой инстанции, после чего банк обратился в Верховный Суд.

Изучив материалы дела, ВС указал, что в силу подп. 2 п. 1 ст. 352 ГК залог прекращается, если заложенное имущество возмездно приобретено лицом, которое не знало и не должно было знать, что это имущество является предметом залога. При этом он отметил, что согласно п. 3 ст. 1 ГК при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно.

Суд сослался на п. 1 Постановления Пленума ВС от 23 июня 2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», в котором разъясняется, что при оценке действий сторон на предмет добросовестности следует исходить из поведения, ожидаемого от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны.

ВС указал, что с целью защиты прав и законных интересов залогодержателя как кредитора по обеспеченному залогом обязательству в абз. 1 п. 4 ст. 339 ГК введено правовое регулирование, предусматривающее учет залога движимого имущества путем регистрации уведомлений о его залоге в реестре уведомлений о залоге движимого имущества единой информационной системы нотариата.

Суд отметил, что в соответствии с абз. 3 п. 4 ст. 339.1 ГК залогодержатель в отношениях с третьими лицами вправе ссылаться на принадлежащее ему право залога только с момента совершения записи об учете залога, за исключением случаев, если третье лицо знало или должно было знать о существовании залога ранее этого.

«Таким образом, по настоящему делу юридически значимыми обстоятельствами, подлежащими исследованию и оценке при решении вопроса о добросовестности приобретателя заложенного имущества, являлся факт регистрации залога транспортного средства в реестре и установление возможности получения любым лицом информации о залоге такого транспортного средства из данного реестра», – резюмировал Верховный Суд.

Он подчеркнул, что судом не установлено, что при покупке автомобиля Наталья Жесткова проверяла информацию о его нахождении в залоге, размещенную в свободном доступе на официальном сайте Федеральной нотариальной палаты, как и то, что существовали какие-либо препятствия, объективно не позволяющие ей осуществить такую проверку. Сами стороны на такие обстоятельства при рассмотрении дела также не ссылались.

ВС подчеркнул, что, вопреки доводам, содержащимся в возражениях Жестковой на кассационную жалобу, законодатель в настоящем случае связывает добросовестность приобретения залогового имущества не только с наличием у предполагаемого добросовестного приобретателя сведений о наличии обременения, но и с наличием возможности их получения.

«Поскольку обстоятельств, препятствующих Жестковой Н.А. получить сведения из реестра уведомлений, при рассмотрении дела судами не установлено, выводы о том, что она является добросовестным приобретателем, нельзя признать обоснованными», – посчитал ВС.

Кроме того, он отметил, что ссылка суда на п. 7 договора купли-продажи, заключенного между Киндеевым и Жестковой, сама по себе не свидетельствует о том, что женщина приняла все меры, которые мог и должен был принять любой разумный субъект гражданского оборота, действующий осмотрительно и добросовестно.

Таким образом, Верховный Суд отменил последний судебный акт и направил дело на пересмотр в апелляцию.

В комментарии «АГ» адвокат юридической фирмы ART DE LEX Юлий Ровинский указал, что Верховный Суд занял правильную позицию. «Наверное, кому-то может показаться, что система учета залогов движимого имущества создает для потребителей дополнительные издержки в виде обязанности проверять реестр. Но, на мой взгляд, от этой системы намного больше плюсов», – считает адвокат. Так, он отметил, что кредитор должен быть уверен, что сможет обратить взыскание на предмет залога в случае неисправности должника и получить всю или значительную часть долга обратно. «Когда кредитор уверен в этом, его риски минимальны, а значит, он не будет закладывать эти риски в стоимость кредита», – указал Юлий Ровинский.

По мнению адвоката, судебные акты нижестоящих инстанций могут объясняться патернализмом, который свойственен судам, рассматривающим споры с участием граждан, и это далеко не всегда плохо. «Но в рассматриваемом случае решения нижестоящих судов могли вызвать далеко идущие последствия. Если позволить покупателю игнорировать отметку о залоге в реестре, то значение реестра залогов движимых вещей обесценится. Никто из кредиторов не будет полагаться на заложенную в его пользу движимую вещь – вместо этого кредиторы будут требовать другое, более надежное обеспечение. Это может привести к тому, что условия кредитования потребителей будут ухудшаться. Да и приобретать те же автомобили станет опаснее: если нет понятных и работающих для всех правил, как можно быть уверенным, что купленная машина не заложена и кредитор через суд не обратит на нее взыскание?» – рассуждает Юлий Ровинский.

Он добавил, что это не первое дело ВС по данному вопросу – такой же вопрос Суд рассматривал 23 октября 2018 г. в Определении № 18-КГ18-177 и сделал схожие выводы. Адвокат выразил надежду, что суды будут придерживаться заданного ориентира.

Юрист консалтинговой группы G3 Антон Ильин отметил, что, так как сегодня существует большое количество интернет-сервисов, позволяющих выявить наличие обременений, наложенных на имущество, любой покупатель перед покупкой может проверить то или иное имущество. Он указал, что зачастую суды придерживаются мнения, что приобретатель обязан проявить должную осмотрительность и предпринять все меры, направленные на установление факта наличия обременений на то или иное имущество, включая изучение информации, размещенной в Интернете.

«В рассматриваемом деле Жесткова должна была предоставить суду доказательства того, что во время ее самостоятельной проверки ограничения на автомобиль отсутствовали, однако ею этого сделано не было. Учитывая все обстоятельства дела, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда правомерно вынесла определение о направлении дела на новое рассмотрение», – заключил Антон Ильин.

https://www.advgazeta.ru/rss.php

Spread the love

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять