23.11.2019

Можно ли вернуть статус судьи в отставке, после прекращения адвокатской деятельности

25 июня Конституционный Суд РФ вынес Определение № 1751-О по жалобе бывшего судьи, который после отставки стал заниматься адвокатской деятельностью, в связи с чем его отставка была прекращена, равно как и выплаты ему пожизненного содержания.

Один из экспертов «АГ» указал, что ограничение в занятии адвокатской деятельностью в отношении судей оправданно и имеет целью обеспечение независимости, беспристрастности, авторитета судебной власти, служит гарантией надлежащего осуществления правосудия. Другой посчитал, что поднятый заявителем вопрос о необратимости прекращения отставки заслуживал рассмотрения. Также он заметил, что необходимо проверить конституционность списка не совместимых с принадлежностью к судейскому сообществу занятий.

Александр Наумкин с 22 мая 1978 г. по 3 июля 1985 г. работал в должности народного судьи Свердловского районного суда г. Белгорода, с 3 июля 1985 г. являлся членом судебной коллегии по гражданским делам Белгородского областного суда.

16 февраля 1989 г. по личному заявлению он был «освобожден» от обязанностей члена Белгородского областного суда по состоянию здоровья и на следующий день уволен, имея стаж судебной работы 10 лет 8 месяцев. 27 февраля того же года Александр Наумкин был принят в члены Белгородской областной коллегии адвокатов.

26 марта 2003 г. по достижении предусмотренного Законом о статусе судей возраста 55 лет он обратился в комиссию при Белгородском областном суде по вопросу назначения ему не облагаемого налогом ежемесячного пожизненного содержания.

После назначения и осуществления выплат пропорционально количеству лет, отработанных в должности судьи, квалифколлегия решила, что Александр Наумкин не соблюдал требования, предусмотренные ст. 3 Закона о статусе судей, поскольку после предложения выбрать между пребыванием в статусе судьи в отставке и занятием адвокатской практикой продолжил осуществлять ее. В связи с этим отставка Наумкина была прекращена с 22 марта 2008 г. Не согласившись с решением квалифколлегии судей, он обратился в Верховный Суд РФ, который оставил его заявление без удовлетворения.

Прекратив адвокатскую деятельность с 14 февраля 2017 г., Александр Наумкин вновь обратился в Комиссию по назначению ежемесячного пожизненного содержания при Белгородском областном суде, однако получил отказ в этом. Свердловский районный суд г. Белгорода также отказал в удовлетворении его жалобы, сославшись на ст. 13 Закона о статусе судей и указав, что оснований для удовлетворения жалобы нет.

Наумкин обжаловал решение в Белгородский областной суд, который, в свою очередь, направил его в Верховный Суд РФ для определения апелляционной подсудности. ВС передал жалобу в Курский областной суд, который также в удовлетворении жалобы отказал.

Определением судьи ВС Александру Наумкину было отказано в передаче кассационной жалобы для рассмотрения. В частности, судья сослался на ст. 15 Закона о статусе судей и указал, что для удовлетворения жалобы заявителя в РФ не существует закона.

В жалобе в Конституционный Суд (имеется у «АГ») Александр Наумкин указал, что по Закону о статусе судей никакого ограничения срока нахождения в отставке не предусмотрено. Судья может находиться в отставке до конца жизни, если отсутствует решение Квалификационной коллегии судей о ее прекращении.

Заявитель отметил, что, по его мнению, судья, отставка которого прекращена, может самостоятельно прекратить деятельность, не совместимую со статусом судьи, и тем самым устранить допущенное им нарушение.

Александр Наумкин указал, что при отказе в назначении ежемесячного пожизненного содержания после прекращения им адвокатской деятельности не учитывались ни его личность, ни характер нарушения, которое, по его мнению, не повлияло и не могло повлиять на нарушение прав и свобод граждан или прав и законных интересов организаций.

Как указал заявитель, положение п. 7 ст. 15 Закона о статусе судей противоречит ст. 19 Конституции, согласно которой все равны перед законом и судом, и запрещаются любые формы ограничения прав по признакам социальной и профессиональной принадлежности. По мнению Александра Наумкина, оспариваемое им положение подвергает судей дискриминации по социальному признаку, поскольку делит их на действующих и судей в отставке.

Он также отметил, что оспариваемое им положение нарушает и ст. 55 Конституции, в которой провозглашается, что перечисленные в Конституции основные права и свободы не должны толковаться как отрицание или умаление других общепризнанных прав и свобод человека и гражданина. Также спорная норма, по мнению заявителя, противоречит принципу независимости судей, определенному в ст. 120 и 124 Конституции и ст. 16 Закона о статусе судей.

Александр Наумкин посчитал, что неконституционность спорного положения Закона выражается и в том, что при вынесении решения о прекращении отставки судьи прекращается и выплата ему ежемесячного пожизненного содержания. По его мнению, выплаты должны продолжаться до окончательного рассмотрения жалобы (обращения) лица, лишенного статуса судьи в отставке, на соответствующее решение Квалифколлегии судей. Кроме того, он подчеркнул, что в настоящий момент только сама Коллегия может принимать решение о прекращении отставки судьи, тогда как сам он лишен такого права.

Также Александр Наумкин настаивал на том, что в его случае прекращение адвокатской деятельности должно было автоматически повлечь отмену решения Квалифколлегии о прекращении отставки с возобновлением ежемесячных выплат с момента его обращения с соответствующим заявлением.

Отказывая в принятии жалобы к рассмотрению, Конституционный Суд сослался на свое Определение от 11 мая 2012 г. № 712-О и указал, что возможность прекращения отставки судьи, предусмотренная положениями п. 6 и 7 ст. 15 Закона о статусе судей, обусловлена несоблюдением установленных требований и ограничений (в том числе запрета заниматься адвокатской деятельностью), имеет целью обеспечение независимости, беспристрастности и авторитета судебной власти, в равной степени касается всех судей, пребывающих в отставке, и не может рассматриваться как противоречащая конституционным принципам равенства и независимости судей.

При этом КС добавил, что разрешение вопроса о возможности автоматического возобновления статуса судьи в отставке после прекращения им адвокатской деятельности не относится к его компетенции.

В комментарии «АГ» профессор кафедры судебной власти факультета права НИУ ВШЭ, федеральный судья в отставке Сергей Пашин отметил, что, выбирая деятельность, не совместимую с судейским статусом, отставной судья разрывает связь с сообществом. «При приостановлении отставки эта связь восстанавливается, но закон не предполагает возобновления прекращенной отставки. Даже при возобновлении приостановленной отставки требуется соответствующее решение Квалифколлегии судей, констатирующей наличие юридического факта – отсутствие оснований для приостановления отставки», – указал он. Таким образом, считает эксперт, создание законодателем сложного юридического состава, предполагающего сочетание материально-правовых и процессуальных оснований для восстановления отставки, ничего нового и противоправного из себя не представляет.

Кроме того, он отметил, что «автоматическое» восстановление отставки судьи после прекращения им адвокатской деятельности не следует из конституционных принципов российского права, как невозможно явочным порядком восстановить законный брак после развода или осуществить помимо судебного решения возвращение сторон имущественного спора в прежнее состояние (restitutio in integrum).

«КС в очередной раз предпочел согласиться с волей законодателя, не усматривая в ее проявлении конституционно-правового смысла, – подчеркнул Сергей Пашин. – Между тем в истории с пожизненным содержанием отставного судьи есть по крайней мере две проблемы. Во-первых, это вопрос о необратимости прекращения отставки. В конце концов, судья уже заработал пожизненное содержание и, став адвокатом, ничем себя не опорочил. Вечное клеймо отверженного не налагается даже на осужденного злодея, ибо судимость снимается или погашается. И это – конституционный вопрос, от рассмотрения которого нельзя было уклониться».

Во-вторых, добавил эксперт, необходимо проверить конституционность списка не совместимых с принадлежностью к судейскому сообществу занятий. «Было время, когда отставному судье разрешали заниматься адвокатской деятельностью. Соответствует ли нынешний жесткий запрет и, главное, лишение отставников некогда признававшегося за ними права целям “защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства”?» – задается вопросами он.

Эксперт с сожалением отметил, что лаконичное определение КС не содержит удовлетворительного разъяснения по этим реальным проблемам. По мнению Сергея Пашина, их решение остается за депутатами, а задать эти вопросы было бы уместно как судейскому, так и адвокатскому сообществам.

Президент адвокатской фирмы «Юстина» Виктор Буробин считает, что в силу особого статуса лиц, наделенных судебной властью, на них обоснованно распространяются серьезные ограничения, в том числе в части особого статуса судьи в отставке. Так, судья, пребывающий в отставке и имеющий стаж судейской работы не менее 20 лет либо достигший возраста 55 лет, не вправе занимать должности прокурора, следователя и дознавателя, заниматься адвокатской и нотариальной деятельностью. Такое ограничение, по его мнению, оправданно и имеет целью обеспечение независимости, беспристрастности, авторитета судебной власти и служит гарантией надлежащего осуществления правосудия.

Кроме того, по мнению Виктора Буробина, КС обоснованно указал, что разрешение вопроса о возможности автоматического возобновления статуса судьи в отставке после прекращения им адвокатской деятельности не относится к его компетенции. «Ни о каком “автоматическом” возобновлении статуса речь идти не может. Этот вопрос должен разрешаться органами корпоративного самоуправления судей», – указал он.

https://www.advgazeta.ru/rss.php

Spread the love

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *