18.11.2019

Практика освобождения от уголовной ответственности, с назначением судебного штрафа

Президиум Верховного Суда РФ 10 июля утвердил Обзор судебной практики освобождения от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа (ст. 76.2 УК РФ).

Адвокаты отметили ценность обзора для развития и корректировки практики применения судами института судебного штрафа, подчеркнув, что ВС дал четкие ответы на ряд весьма спорных вопросов. В то же время один из них указал на наличие недочетов в обзоре. По мнению другого, судебный штраф не решает основную проблему – огромное количество судимых лиц.

В документе, содержащем 13 правовых позиций, отмечается, что за период действия ст. 76.2, 104.4 и 104.5 УК (с 2016 г.) институт судебного штрафа подтвердил свою востребованность. Так, в 2018 г. он был назначен свыше 33 тыс. лицам, что в 1,6 раз больше, чем в 2017 г. Данная мера уголовно-правового характера применялась в отношении лиц, совершивших преступления небольшой и средней тяжести (кражу, мошенничество, присвоение или растрату, умышленное уничтожение или повреждение имущества и др.).

ВС указал, что суды в основном правильно применяли уголовное и уголовно-процессуальное законодательство, регламентирующее основания и порядок освобождения от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа, руководствуясь при этом разъяснениями Пленума ВС (постановления от 27 июня 2013 г. № 19; от 22 декабря 2015 г. № 58; от 1 февраля 2011 г. № 1 и от 20 декабря 2011 г. № 21).

Практика применения судебного штрафа

Как указано в п. 1 обзора, закон не запрещает применение данной меры и в тех случаях, когда диспозиция инкриминируемой статьи не предусматривает причинение ущерба или иного вреда в качестве обязательного признака объективной стороны преступления.

При этом подчеркивается, что суд в каждом конкретном случае должен не просто констатировать наличие или отсутствие оснований для освобождения от уголовной ответственности, а принять справедливое и мотивированное решение с учетом всей совокупности данных, характеризующих, в том числе, особенности объекта преступного посягательства, обстоятельства его совершения, действия, предпринятые лицом для возмещения ущерба или иного заглаживания вреда, изменение степени общественной опасности деяния вследствие таких действий, личность виновного, а также обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание.

В п. 2 отмечается, что согласно п. 21 Постановления № 19 способы возмещения ущерба и заглаживания вреда должны носить законный характер и не ущемлять права третьих лиц. При этом они не ограничены законом. Таким образом, суды правильно исходят из того, что причиненный преступлением вред может быть возмещен в любой форме, позволяющей компенсировать негативные последствия, – в том числе и с помощью судебного штрафа.

В п. 3 обзора ВС указал, что лицо также может быть освобождено от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа, если материальный ущерб фактически не причинен ввиду того, что преступление не было доведено до конца по независящим от него обстоятельствам. При этом возврат похищенного имущества потерпевшему может быть признан в качестве возмещения ущерба или заглаживания вреда при условии, если это было сделано добровольно (п. 4 обзора). В то же время отмечается обоснованность отказов судов в применении положений ст. 76.2 УК, если похищенные предметы были изъяты при задержании лица, а также в ходе следствия.

В п. 5 обзора подчеркивается, что имущественное положение и отсутствие источника дохода не препятствуют освобождению от уголовной ответственности и применению судебного штрафа. При этом суды исходят из того, что необходимость выяснения имущественного (материального) положения предусмотрена исключительно при определении размера судебного штрафа, что соответствует ст. 19 Конституции РФ.

ВС также разъяснил, что в мотивировке постановления об удовлетворении ходатайства о прекращении уголовного дела и назначении судебного штрафа должны быть приведены основания прекращения дела и (или) уголовного преследования, а также указание на согласие подозреваемого, обвиняемого на это. Так, суды выясняли, возместило ли данное лицо ущерб либо иным образом загладило причиненный вред, и приводили в своих решениях доказательства, подтверждающие это. Если суды первой инстанции не выполняли соответствующие требования УПК, вышестоящие инстанции обоснованно отменяли такие постановления (п. 6 обзора).

Как указано в п. 7, согласие потерпевшего в качестве обязательного условия для освобождения лица от уголовной ответственности по ст. 76.2 УК не предусмотрено. ВС отметил, что в большинстве случаев в ходе предварительного расследования выяснялось мнение потерпевших о такой возможности, оформляемое в виде ходатайств либо письменного согласия на прекращение дела. Если потерпевший возражает против прекращения дела с назначением судебного штрафа, судья выясняет причины его позиции, а также оценивает достаточность принятых обвиняемым мер по возмещению ущерба или заглаживания вреда для признания выполненными условий, предусмотренных ст. 76.2 УК.

В п. 8 обзора разъясняется, что размер судебного штрафа не может превышать половину максимального размера штрафа, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК. Если же штраф не предусмотрен, то размер судебного штрафа не должен превышать 250 тыс. руб. Минимальный размер судебного штрафа не установлен.

ВС напомнил, что в п. 71 Постановления № 58 указано, что судебный штраф, назначаемый на основании ст. 76.2 УК лицу, освобожденному от уголовной ответственности, не является уголовным наказанием, а относится к иным мерам уголовно-правового характера. Правила ст. 46 УК к назначению и исполнению судебного штрафа не применяются. Размер последнего определяется судом с учетом тяжести преступления и имущественного положения лица, освобождаемого от уголовной ответственности, и его семьи, а также с учетом возможности получения им зарплаты или иного дохода.

В п. 9 обзора ВС указал, что УК не содержит положений, регламентирующих порядок назначения судебного штрафа, а также определения его окончательного размера в отношении лиц, совершивших несколько преступлений небольшой и (или) средней тяжести (образующих их совокупность). В то же время в п. 16.1 Постановления № 19 подчеркивается, что совершение лицом впервые нескольких преступлений небольшой и (или) средней тяжести не препятствует его освобождению от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа.

Верховный Суд подтвердил обоснованность позиции судов о том, что судебный штраф является не наказанием, назначаемым за конкретное преступление, а иной мерой уголовно-правового характера, и на него не могут распространяться положения ст. 69 УК. Поскольку освобождение от уголовной ответственности на основании ст. 76.2 УК − это единовременное решение суда в отношении одного лица, то с учетом всех обстоятельств, позволяющих судить о наличии оснований и условий для принятия такого решения, независимо от количества совершенных преступлений всегда вместо наказания применяется одна единая мера уголовно-правового характера в виде судебного штрафа. При определении размера судебного штрафа за несколько преступлений суды, подчеркнул ВС, обоснованно применяют санкцию статьи, устанавливающей наиболее строгую ответственность.

Процессуальные особенности назначения судебного штрафа

Как указано в п. 10 обзора со ссылкой на п. 25.1 Постановления № 19, согласие подозреваемого является обязательным условием прекращения дела в связи с назначением судебного штрафа, так как относится к нереабилитирующим основаниям. ВС подчеркнул, что суды обоснованно отказывают в удовлетворении ходатайств следователей или дознавателей, если обвиняемый не подтвердил согласие.

В п. 11 отмечается, что участие прокурора в рассмотрении соответствующего ходатайства следователя или дознавателя обязательно. При этом ВС подчеркнул, что мнение прокурора, не поддержавшего ходатайство, не препятствует применению ст. 76.2 УК, если судом установлено наличие законных оснований для прекращения дела и (или) уголовного преследования с назначением судебного штрафа.

При рассмотрении ходатайства суд должен убедиться, что предъявленное лицу обвинение в совершении преступления небольшой или средней тяжести обоснованно, подтверждается собранными по делу доказательствами, размер ущерба или иного вреда определен верно и в материалах дела содержатся достаточные сведения, позволяющие суду прекратить дело или уголовное преследование и назначить обвиняемому судебный штраф (п. 12 обзора).

В случаях, когда суд, рассматривая ходатайство, устанавливает иные основания для прекращения дела (как реабилитирующие, так и нереабилитирующие), он отказывает в удовлетворении ходатайства и возвращает его с материалами дела руководителю следственного органа или прокурору (п. 13 обзора).

Вместе с тем, если в ходе предварительного слушания или судебного разбирательства по уголовному делу, поступившему в суд с обвинительным заключением или постановлением, будут установлены основания, предусмотренные ст. 25.1 УПК, а стороны заявляют ходатайство об освобождении подсудимого от уголовной ответственности по иным основаниям (например, в связи с примирением сторон или с деятельным раскаянием), то суд прекращает дело по тому основанию, против которого не возражает подсудимый.

Если суд придет к выводу о невозможности прекращения дела в связи с деятельным раскаянием либо примирением сторон, то при отсутствии возражений подсудимого он прекращает его с назначением судебного штрафа.

Адвокаты оценили практическую значимость правовых позиций ВС

Адвокат и руководитель уголовной практики юридической фирмы «Инфралекс» Артем Каракасиян отметил, что за три года применения института судебного штрафа накопились спорные вопросы, в связи с чем обзор имеет особое значение с точки зрения корректировки практики и расширения сферы применения данной меры.

«ВС упорядочил назначение судебного штрафа по делам, где лицо обвиняется в совершении преступления с формальным составом, т.е. без наступления конкретных вредных последствий и наличия потерпевшего, – пояснил он. – Некоторые суды по таким делам, например по ст. 327 УК “Подделка, изготовление или сбыт поддельных документов, государственных наград, штампов, печатей, бланков”, отказывали в удовлетворении ходатайств о применении судебного штрафа, поскольку считали, что при отсутствии потерпевшего невозможно загладить причиненный преступлением вред».

Эксперт добавил, что в основу позиции ВС было положено Определение Конституционного Суда РФ от 26 октября 2017 г. № 2257-О о том, что отсутствие прямого указания в УК на наступление конкретных последствий не означает, что совершение преступления не причинило никакого вреда или не повлекло возникновение реальной угрозы его причинения. «В этой связи ВС справедливо указал, что совершение лицом преступления с формальным составом не исключает применения к нему норм о судебном штрафе», – подчеркнул Артем Каракасиян.

Другое важное, по мнению адвоката, разъяснение касается способов возмещения ущерба и заглаживания вреда, которые, как указано в обзоре, не ограничены законом. «Таким образом, суды могут учитывать любые меры, принятые подсудимым для минимизации причиненного им вреда, – полагает он. – При этом необходимо учитывать, что достаточность мер по заглаживанию ущерба является оценочным понятием, определяемым исключительно по усмотрению суда». Эксперт добавил, что это может спровоцировать всплеск обращений в вышестоящие инстанции для пересмотра приговоров ввиду субъективного подхода судов.

Также Артем Каракасиян обратил внимание, что положениями обзора была скорректирована практика в части назначения судебного штрафа при отсутствии согласия потерпевшего. «Судебная коллегия по уголовным делам ВС обоснованно сделала вывод, что для применения норм ст. 76.2 УК не требуется согласие потерпевшего, если выполняются требования для назначения судебного штрафа. Таким образом, Суд признал применение данной нормы по аналогии с нормой об освобождении от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим некорректным».

Адвокат АБ «Феоктистов и партнеры» Руслан Долотов также считает правовые позиции, включенные в обзор, крайне важными. Он подчеркнул, что Президиум ВС однозначно ответил на весьма спорный вопрос, вызвавший немало дискуссий в уголовно-правовой доктрине, касательно освобождения от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа сразу за несколько преступлений: «Суд не назначает вначале судебный штраф за каждое деяние и не суммирует “итоговый штраф” по аналогии с правилами назначения наказания по совокупности преступлений. Разъяснено, что в данной ситуации назначается один судебный штраф независимо от количества совершенных деяний, размер которого определяется исходя из санкции, устанавливающей наиболее строгую ответственность за преступление, входящее в совокупность».

Также, добавил адвокат, в обзоре дан четкий ответ на вопрос о том, как применять ст. 76.2 УК при одновременном наличии оснований освобождения от уголовной ответственности по другим статьям Кодекса. Принципиальное значение, по мнению Руслана Долотова, имеет позиция о том, что освобождение от ответственности с назначением судебного штрафа может быть применено даже в тех случаях, когда речь идет о покушении на преступление и ущерб реально не был причинен. Данный вопрос, считает эксперт, актуален и для ч. 2 ст. 76.1 УК; он выразил надежду, что представленный в обзоре вариант применения ст. 76.2 УК в отношении покушений на преступления послужит толчком к решению аналогичной проблемы для этой статьи.

«К сожалению, в обзоре нет и намека, что ст. 76.2 УК может быть применена при изменении категории тяжести преступления. В Постановлении Пленума ВС от 15 мая 2018 г. № 10 четко указано, что применение ч. 6 ст. 15 УК может повлечь освобождение от наказания со ссылками на ст. 75 и 76 Кодекса. В подобной ситуации, несмотря на спорность подхода (ст. 75 и 76 УК не могут служить основанием для освобождения только от наказания, так как в них идет речь об освобождении от уголовной ответственности вообще), нераспространение “юрисдикции” ч. 6 ст. 15 на ст. 76.2 УК выглядит крайне несистемным шагом», – резюмировал адвокат.

Адвокат АП Тюменской области Илья Сливко подчеркнул, что применение судебного штрафа в России в виде наказания приобрело широкие масштабы. «Суды очень активно используют данную форму прекращения уголовного дела, и не могу сказать, что это плохо, – считает он. – Как всегда, имеют место перегибы, когда правоохранители уговаривают людей признать вину, не всегда по правильно квалифицированному преступлению и доказанную, обещая прекращение уголовного дела с назначением судебного штрафа. Преподносят ситуацию как благо, которое могут предоставить только они. Задача адвоката при этом – разъяснить доверителю все “плюсы” и “минусы”». Самые большие минусы, по мнению эксперта, – факт привлечения лица к уголовной ответственности и дальнейшие последствия, к примеру, в виде искового заявления о взыскании ущерба.

Илья Сливко добавил, что иногда правоохранители, прокуратура и суд используют судебный штраф как «средство торговли» по тем делам, где доказательства вины очень слабые. «Такие прецеденты тоже имеют место быть. Но еще раз отмечу, что в общей системе правосудия в России, к которой масса вопросов и в которой огромное количество проблем, практика применения судебного штрафа носит исключительно положительный характер», – отметил он.

По словам адвоката, в его практике всего три дела закончились назначением судебного штрафа – по ст. 134, 176, 327 УК. В первом случае стороны в суде заявляли о прекращении уголовного дела за примирением сторон. Однако прокурор был против, мотивируя тем, что преступление было совершено против половой неприкосновенности. «Сам факт того, что преступление совершено в сфере половой неприкосновенности, не может являться основанием для отказа в прекращении уголовного дела за примирением сторон. По ходатайству прокурора дело было прекращено судом с применением судебного штрафа в 40 тыс. руб., причем ни я, ни потерпевшие, ни подсудимый об этом не ходатайствовали, – пояснил Илья Сливко. – С учетом разъяснений ВС, приведенных в п. 13 обзора, я бы подал апелляционную жалобу и акцентировал внимание суда на несогласии подсудимого на прекращение дела с применением судебного штрафа. В той ситуации с решением суда пришлось согласиться».

В другом случае ходатайство о применении судебного штрафа было заявлено на стадии судебного разбирательства. «Это был выход как для стороны защиты, так и для стороны обвинения, так как доказательства преступления отсутствовали, было много сомнений в виновности, общий срок уголовного судопроизводства по делу уже составлял более трех лет, и было понятно, что подзащитного все равно осудят, однако до приговора может пройти еще несколько месяцев. Столь длительный срок разбирательства не позволял моему доверителю нормально жить и работать, и нам пришлось согласиться на прекращение дела с применением судебного штрафа», – отметил эксперт.

По третьему случаю адвокат пояснил, что ходатайство о прекращении дела с применением судебного штрафа было заявлено на стадии предварительного расследования, и с согласия прокуратуры суд прекратил дело.

В качестве особенно интересных с практической точки зрения позиций обзора Илья Сливко назвал п. 2, 7, 11, 13. «Так, в п. 2 разъясняется возможность возместить ущерб в любой форме, а не только посредством возмещения материального вреда. Адвокаты активно пользуются практикой возмещения ущерба по неимущественным преступлениям – к примеру, по ст. 228 УК, где нет потерпевших, посредством направления денег в детские дома и благотворительные фонды. Но в рассматриваемом пункте обзора приведен пример общественно полезных работ. Я в своей практике такого не встречал и не видел подобных примеров у коллег», – пояснил он.

Эксперт также считает важным разъяснение о том, что мнение потерпевших и прокурора не обязательно учитывать для применения наказания в виде судебного штрафа. «Зачастую суды идут на поводу как у прокуроров, так и у потерпевших при рассмотрении вопроса и о назначении наказания, и о применении судебного штрафа, – отметил Илья Сливко. – В рассматриваемом обзоре ВС вновь обратил внимание судов на необходимость в первую очередь соблюдать закон, а уже во вторую – учитывать мнение прокурора».

Немного иначе, по мнению адвоката, выглядит ситуация с мнением потерпевших. «Раньше одним из основных нереабилитирующих оснований прекращения дела было примирение сторон, где мнение потерпевших учитывалось. Это создавало условия, когда потерпевшие торговались с подсудимыми за право прекратить дело, называя суммы, не соответствующие реальному ущербу. Сейчас с возможностью прекращения дела с применением судебного штрафа порочная практика может быть искоренена», – подчеркнул Илья Сливко.

По мнению адвоката, обзор поможет улучшить практику применения судебного штрафа и облегчит работу адвокатам по убеждению судов в необходимости прекращения уголовного дела по тем или иным основаниям.

https://www.advgazeta.ru/rss.php

Spread the love

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *