22.11.2019

ВС согласился с возможностью применения ст. 395 ГК при неисполнении бюджетным учреждением решения суда

Предприниматель Олег Найденко обратился в арбитражный суд с иском к государственному бюджетному учреждению Краснодарского края «Управление ветеринарии Красноармейского района» о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами в размере более 400 тыс. руб. Решением суда первой инстанции от 5 сентября 2018 г. по делу № А32-24627/2018 иск удовлетворен в полном объеме, поскольку вступившим в законную силу решением суда от 5 июля 2017 г. по делу № А32-16220/2014 подтверждено наличие у ответчика своевременно не исполненного денежного обязательства.

Адвокаты отметили разные причины неверного применения нормы законодательства апелляционной инстанцией по данному делу. Первый полагает, что это стремление к минимизации взыскиваемых бюджетных средств. Второй отмечает специфичность бюджетного законодательства, следствием которого является восприятие судами представителей органов бюджетной системы как грамотных специалистов в данной сфере и следование их позиции, несмотря на их очевидную заинтересованность в исходе дела.

Обосновывая свою позицию, АС Краснодарского края сослался на Постановление Президиума ВАС РФ от 28 июня 2009 г. № 6961/09, согласно которому в случае причинения вреда вследствие несвоевременного исполнения судебного акта и неперечисления денежных сумм взыскателю последний может использовать материально-правовые способы защиты, в том числе требовать взыскания процентов за пользование чужими денежными средствами (ст. 395 ГК РФ).

Апелляционный суд не согласился с указанным решением и своем постановлением изменил его. Апелляция сослалась на правовую позицию, изложенную в ответе на вопрос 3 Обзора судебной практики ВС РФ № 1 за 2015 г., в соответствии с которым установленные Бюджетным кодексом РФ особенности порядка исполнения судебных актов, предусматривающие взыскание средств за счет бюджетов по предъявлении исполнительного листа, когда судебные акты приняты по спору о возмещении вреда, причиненного в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов либо должностных лиц этих органов, не регулируют имущественные гражданско-правовые отношения.

Апелляционная инстанция указала, что порядок и срок исполнения судебных актов по обращению взыскания на средства бюджетной системы императивно регулируются БК, который, в отличие от Закона об исполнительном производстве, не предусматривает добровольного исполнения судебных актов до подачи заявления взыскателем. Взыскатель, получив исполнительный лист, должен предъявить его в соответствующий финансовый орган, в порядке и сроки, регламентированные Бюджетным кодексом. Поэтому суд сделал вывод, что проценты за пользование чужими денежными средствами за период исполнения судебного акта, предусмотренный п. 6 ст. 242.2 БК РФ, по спору о возмещении вреда, причиненного в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов либо должностных лиц, не начисляются. Если же судебный акт не исполнен в течение указанного срока, то в дальнейшем проценты за пользование чужими денежными средствами исчисляются по ст. 395 ГК. Исходя из этого, суд удовлетворил иск частично, исключив при расчете соответствующий период.

Предприниматель обратился с кассационной жалобой в Верховный Суд, ссылаясь на неправильное применение судом апелляционной инстанции норм права. Судебная коллегия по экономическим спорам ВС согласилась с аргументами заявителя и Определением № 308-ЭС18-25760 отменила апелляционное постановление, оставив в силе решение суда первой инстанции. При этом Экономколлегия указала, что п. 6 ст. 242.2 БК РФ не может быть применен к исполнению судебных актов по искам к бюджетным учреждениям, поскольку они не названы в числе лиц, на которых распространяется действие указанной нормы.

ВС напомнил, что обращение взыскания на средства бюджетных учреждений регулируется специальным законодательством: ч. 20 ст. 30 Закона от 8 мая 2010 г. № 83-ФЗ, которым внесены изменения в отдельные законодательные акты в связи с совершенствованием правового положения государственных (муниципальных) учреждений. Согласно ч. 8 ст. 6 указанного закона бюджетное учреждение осуществляет операции с поступающими ему денежными средствами через лицевые счета, открываемые в территориальном органе Федерального казначейства или финансовом органе субъекта РФ (муниципального образования). Суд подчеркнул: при этом финансовый орган, орган Федерального казначейства, в отличие от ситуации исполнения судебных актов по искам к РФ, субъекту РФ, муниципальному образованию о возмещении вреда по правилам ст. 1069, 1071 ГК и ст. 242.2 БК, не являются представителями публично-правового образования, а осуществляют исключительно обслуживание лицевых счетов должника. Поэтому отсутствие лицевого счета бюджетного учреждения в указанных органах является основанием для возврата исполнительного документа.

По мнению Коллегии по экономическим спорам, в данном случае неправомерная задержка исполнения судебного акта должна рассматриваться как нарушение права на справедливое правосудие в разумные сроки, что предполагает необходимость справедливой компенсации лицу, которому причинен вред нарушением этого права. Эта компенсация и соответствующие меры ответственности за неисполнение денежного обязательства установлены ст. 395 ГК, согласно которой возможно начисление процентов за пользование чужими денежными средствами за неисполнение или просрочку исполнения денежного обязательства.

Верховный Суд согласился с тем, что законом предусмотрена обязанность финансового органа сообщить взыскателю о невозможности взыскания по исполнительному листу средств с бюджетного учреждения по причине их отсутствия на лицевых счетах соответствующего учреждения. Однако он обратил внимание сторон на тот факт, что, в отличие от правил п. 6 ст. 242.2 БК РФ, это информирование необходимо для обеспечения взыскателю возможности отзыва исполнительного документа и предъявления его в территориальный орган ФССП для организации принудительного исполнения. Переход к принудительному исполнению, по мнению кассационной инстанции, также не может влиять на порядок исчисления процентов по правилам ст. 395 ГК.

Комментируя выводы ВС, адвокат АП г. Москвы Артем Чумаков отметил, что в данном деле проявляется устойчивая для российского правосудия тенденция: любыми способами минимизировать взыскиваемые бюджетные или «околобюджетные» средства. «В данном случае суд второй инстанции фактически попытался снизить размер суммы, начисление которой прямо закреплено в законе, – пояснил он. – Подчеркну: в отличие от договорной неустойки, снижать проценты, начисленные в порядке ст. 395 ГК РФ, ниже ключевой ставки нельзя».

Адвокат АП Воронежской области Олеся Алимкина отметила, что бюджетное законодательство является весьма специфичной сферой: работающие с ним специалисты малочисленны и являются в большинстве своем сотрудниками органов бюджетной системы. Она пояснила, что и суды, и представители сторон в арбитражных и гражданских спорах не всегда способны отслеживать изменения в сфере бюджетного законодательства в силу сравнительно небольшого количества дел, связанных с применением этой сферы права.

«Иногда создается впечатление, что сотрудники органов бюджетной сферы нарочно стремятся ввести в заблуждение суд ссылками на нормы только им известных нормативных актов. Суды очень часто воспринимают представителей органов бюджетной системы как грамотных специалистов в данной сфере законодательства, несмотря на то, что они являются точно такими же представителями истцов или ответчиков и имеют заинтересованность в исходе дела, – объясняет адвокат. – В комментируемом деле произошла именно такая ситуация: суд апелляционной инстанции, доверяя позиции ответчика, применил неверную норму материального права – ст. 242.2 Бюджетного кодекса, которая в принципе не регулирует правоотношения, связанные с бюджетными учреждениями».

Spread the love

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *