29.10.2020

Незаконно призванный на военную службу отсудил у Минобороны 188 тыс. руб.

Елизовский районный суд Камчатского края удовлетворил иск Александра Лукиенко к Минобороны РФ и ФКУ «Военный комиссариат Камчатского края» о взыскании упущенной выгоды в связи с незаконным призывом на военную службу (дело № 2-927/2019).

В комментарии «АГ» адвокаты положительно отнеслись к решению суда, при этом один из них отметил, что обычно военные суды не привлекают Минобороны в качестве ответчика, ссылаясь на то, что военные комиссариаты – это отдельные самостоятельные лица, которые должны сами нести за себя ответственность.

14 августа 2017 г. Александр Лукиенко приказом генерального директора АО «Камчатское авиационное предприятие» был принят на должность второго пилота воздушного судна. Параллельно в это же время он обучался на дневном отделении аспирантуры. В связи с решением призывной комиссии Елизовского муниципального района Камчатского края от 12 апреля 2018 г. о призыве Лукиенко на военную службу, 30 мая 2018 г. с мужчиной был расторгнут трудовой договор на основании п. 1 ч. 1 ст. 83 ТК.

9 июля 2018 г. Елизовский районный суд Камчатского края признал незаконным и отменил решение призывной комиссии, Камчатский краевой суд оставил судебный акт в силе. Однако, несмотря на то, что апелляция вынесла решение 13 сентября 2018 г., Лукиенко находился в армии до 10 октября 2018 г. В итоге общее время нахождения на военной службе составило 133 дня.

Мужчина обратился в Елизовский районный суд Камчатского края. Он указал, что военный комиссар не представил призывной комиссии полных и достоверных сведений о нем как о призывнике. При этом военный комиссариат Камчатского края, будучи оповещенным о данном обстоятельстве, не принял меры к устранению допущенных нарушений, в результате чего мужчина был уволен с работы.

Так как суд признал незаконным и отменил решение призывной комиссии, истец посчитал, что имеет право на возмещение недополученных доходов (упущенной выгоды) в размере более 291 тыс. руб. в связи с незаконным призывом и вынужденным увольнением.

В судебном заседании представитель истца исковые требования поддержал и отметил, что Лукиенко решение призывной комиссии не обжаловал в порядке подчиненности, поскольку воспользовался правом на судебную защиту.

Представитель ФКУ «Военный комиссариат Камчатского края» исковые требования не признала и указала, что истцом не представлено доказательств того, что действия ответчиков привели к неполучению доходов. По ее мнению, расчет неполученной зарплаты является приблизительным и завышенным. Кроме того, в период прохождения военной службы Лукиенко был обеспечен денежным довольствием в размере 10 тыс. руб., вещевым имуществом на сумму более 14 тыс. руб. и продовольственным обеспечением на сумму более 77 тыс. руб., в связи с чем в случае, если суд признает исковые требования обоснованными, указанная сумма должна быть исключена из размера упущенной выгоды.

Представитель военного комиссариата добавила, что в ходе судебного разбирательства дела истцом не представлено доказательств того, что Военный комиссариат Камчатского края или Минобороны причастны к его незаконному призыву в ряды Вооруженных сил. По ее мнению, истец не принял никаких мер для того, чтобы исключить последствия незаконного призыва в ряды ВС РФ. Более того, указала она, Лукиенко умышленно тянул время, поскольку ему был необходим военный билет.

Минобороны в судебное заседание представителя не направило.

Заслушав доводы сторон, суд сослался на правовую позицию ВС, изложенную в п. 14 Постановления Пленума от 23 июня 2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела 1 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», в соответствии с которой по смыслу ст. 15 ГК упущенной выгодой является неполученный доход, на который увеличилась бы имущественная масса лица, право которого нарушено, если бы нарушения не было.

В п. 14 постановления также отмечается, что, поскольку упущенная выгода представляет собой неполученный доход, при разрешении споров, связанных с ее возмещением, следует принимать во внимание, что ее расчет, представленный истцом, как правило, является приблизительным и носит вероятностный характер. Это обстоятельство само по себе не может служить основанием для отказа в иске. Если лицо, нарушившее право, получило вследствие этого доходы, лицо, право которого нарушено, вправе требовать возмещения наряду с другими убытками упущенной выгоды в размере не меньшем, чем такие доходы (п. 2 ст. 15 ГК РФ).

Суд указал, что в период прохождения службы Александр Лукиенко был лишен возможности получать зарплату, установленную работодателем. Так как доказательств обратного представлено не было и таковых не добыто в ходе судебного разбирательства, суд пришел к выводу, что зарплата, которая могла быть получена Лукиенко в период прохождения службы по призыву, с 31 мая 2018 г. по 10 октября 2018 г., является упущенной выгодой.

Суд отклонил доводы стороны ответчика об отсутствии вины Минобороны и военного комиссариата, поскольку установил, что незаконный призыв на военную службу осуществлен призывной комиссией Елизовского муниципального района, которая хотя и не является органом государственной власти, но осуществляет властные полномочия, выражающиеся в принятии решения о призыве на военную службу, от имени и в интересах Российской Федерации

При этом первая инстанция указала, что расчет, представленный истцом, не может быть положен в основу определения размера упущенной выгоды, поскольку размер среднедневного заработка и количество рабочих дней, которые Лукиенко мог бы отработать в период призыва на военную службу, рассчитан не в соответствии с Постановлением Правительства РФ от 24 декабря 2007 г. № 922 «Об особенностях порядка исчисления средней заработной платы».

«Не находит оснований суд согласиться и с расчетом стороны ответчика о размере неполученного истцом заработка, поскольку в основу данного расчета положен минимальный размер оплаты труда по Российской Федерации, а не полученная истцом заработная плата за период его работы, которая подтверждается документально. Также не учтены северные надбавки в размере 80%, установленные истцу Лукиенко при приеме на работу и закрепленные в трудовом договоре», – отметил суд. Он сослался на п. 62 Постановления Пленума ВС от 17 марта 2004 г. № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации», в соответствии с которым при взыскании среднего заработка в пользу работника, восстановленного на прежней работе, или в случае признания его увольнения незаконным выплаченное ему выходное пособие подлежит зачету.

Суд отметил, что согласно справке АО «Камчатское авиационное предприятие» среднедневной заработок Лукиенко составляет более 2 тыс. руб., в период его работы была установлена 5-дневная рабочая неделя. Сославшись на Постановление от 24 декабря 2007 г. № 922, он установил, что размер неполученной истцом зарплаты за период с 31 мая по 10 октября 2018 г. составляет более 247 тыс. руб., за вычетом 13% налога – около 215 тыс. руб. Исходя из приведенных разъяснений ВС из данной суммы было исключено выходное пособие, полученное Лукиенко при увольнении, в связи с чем размер упущенной выгоды составил более 188 тыс. руб.

Кроме того, суд отметил, что оснований к зачету в счет неполученного истцом заработка денежного довольствия в размере 10 тыс. руб. не усматривается, поскольку согласно разъяснениям Постановления от 17 марта 2004 г. № 2, при определении размера оплаты времени вынужденного прогула средний заработок, взыскиваемый в пользу работника за это время, не подлежит уменьшению на суммы заработной платы, полученной у другого работодателя, независимо от того, работал у него работник на день увольнения или нет. Не подлежат уменьшению суммы пособия по временной нетрудоспособности, выплаченные истцу в пределах срока оплачиваемого прогула, а также пособия по безработице, которое он получал в период вынужденного прогула, поскольку указанные выплаты действующим законодательством не отнесены к числу выплат, подлежащих зачету при определении размера оплаты времени вынужденного прогула. «В данном случае суд полагает возможным применить общеправовой принцип аналогии закона, согласно которому в случае, если отношения прямо не урегулированы нормой права, допускается применение правовой нормы, регулирующей сходные отношения», – указывается в решении.

Также суд посчитал, что оснований к вычету из размера упущенной выгоды денежных средств, затраченных государством на Лукиенко в период прохождения им службы по призыву, на его вещевое и на продовольственное обеспечение не усматривается, поскольку данные расходы были необходимы для обеспечения истца питанием и вещевым обмундированием на период службы.

Таким образом, суд решил частично удовлетворить исковые требования Лукиенко и взыскать с Минобороны РФ упущенную выгоду в размере более 188 тыс. руб.

В комментарии «АГ» адвокат АП Новгородской области Константин Маркин посчитал решение суда логичным. При этом он положительно отнесся к тому, что суд привлек Минобороны в качестве ответчика. «Очень часто военные суды не желают привлекать Минобороны, ссылаясь на то, что военные комиссариаты и военные части – это отдельные самостоятельные лица, которые должны сами нести за себя ответственность», – подчеркнул он. В то же время адвокат указал, что решение в законную силу не вступило, а потому размер взысканной суммы может быть изменен.

Адвокат АК № 22 «Гражданские компенсации» Нижегородской областной коллегии адвокатов Марина Сомова отметила, что решение суда первой инстанции представляется абсолютно законным и обоснованным, поскольку если действия юридического лица были признаны незаконными и вследствие данной вины гражданин понес убытки, то такие убытки подлежат возмещению.

Марина Сомова указала, что иногда в ряды Вооруженных сил призываются ребята, здоровье которых не соответствует определенным критериям, однако на практике действия военкоматов и (или) призывной комиссии крайне редко признаются незаконными, поскольку мало кто из призывников обжалует их.

https://www.advgazeta.ru/rss.php

Spread the love

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *