24.07.2021

Инспекция не выплатит

Инспекция не выплатит проценты за нарушение сроков возврата НДС, если вовремя не направить соответствующее заявление

Соответствующий вывод содержится в постановлении Арбитражного суда Уральского округа от 13 февраля 2019 г. по делу № А60-26408/2018. Юрлицо обратилось в суд с заявлением о начислении и взыскании с налоговой инспекции процентов за несвоевременный возврат НДС. Напомним, что при нарушении сроков возмещения НДС должны начисляться проценты начиная с 12-го дня после завершения камеральной налоговой проверки декларации (п. 10 ст. 176 Налогового кодекса). Однако налоговики отказали организации в начислении процентов в связи с тем, что заявление о возмещении НДС налогоплательщик направил после вынесения инспекцией решения.Инспекция не выплатит проценты за нарушение сроков возврата НДС, если вовремя не направить соответствующее заявление

В данной ситуации суды кассационной и первой инстанций поддержали налоговый орган, указав на системное толкование ст. 78 и ст. 176 НК РФ. А именно, применение данных норм связано с подачей налогоплательщиком заявления о возврате (зачете) налога. Когда налогоплательщик подает заявление о возврате налога до вынесения инспекцией решения о возмещении налога, применяется процедура возврата согласно ст. 176 НК РФ. Если же заявление направляется после дня вынесения решения о возмещении НДС, то возврат осуществляется в порядке ст. 78 НК РФ.

Напомним, что согласно п. 6 ст. 78 НК РФ инспекция должна вернуть излишне уплаченный налог в течение одного месяца со дня получения от налогоплательщика заявления о возврате. В данной ситуации налоговики этот срок не нарушили. По результатам рассмотрения дела кассационный суд оставил решение суда первой инстанции в силе, а постановление апелляционного суда – отменил.

Инспекция начислила НДФЛ, так как ИП на спецрежиме не смог объяснить поступившие на его счет денежные средства

Суды трех инстанций поддержали налоговую инспекцию в признании дохода подлежащим обложению НДФЛ, который не был связан с предпринимательской деятельностью ИП на спецрежиме (постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 18 января 2019 г. № Ф04-6281/18 по делу № А67-7866/2017).

В ходе выездной налоговой проверки налоговый орган установил, например, такие обстоятельства, как:

  • создание контрагентов-организаций для проведения транзитных платежей, в том числе для обналичивания денежных средств, а не для осуществления реальных хозяйственных операций;
  • перечисление со счета ИП поступивших денежных средств лицам, которые состояли с ним или с членами его семьи в родственных и дружеских отношениях;
  • отсутствие производственной, торгово-закупочной, и иной хозяйственной деятельности;
  • противоречивость представленных ИП документов в подтверждение заемных отношений с контрагентами.

Суды подтвердили, что представленные договоры займа не обусловлены разумными экономическими и иными причинами. Документы оформлены для создания взаимозависимыми лицами формального документооборота. Также установлено, что ИП не мог предоставить многомиллионные займы, так как у него отсутствовали необходимые денежные средства, а также активы, до начала осуществления предпринимательской деятельности он нигде не работал.

По результатам рассмотрения дела кассационный суд оставил решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции в силе, а кассационную жалобу ИП – без удовлетворения.

При наличии достаточной суммы дебиторской задолженности налоговики не вправе принимать обеспечительные меры

В споре с налоговым органом суды трех инстанций поддержали налогоплательщика (постановление Арбитражного суда Уральского округа от 25 февраля 2019 г. № Ф09-313/19 по делу № А60-45664/2018). В ходе судебного разбирательства суды установили, что налоговики нарушили положения подп. 2 п. 10 ст. 101 Налогового кодекса. А именно, инспекция не учла дебиторскую задолженность в составе имущества налогоплательщика, на которое может быть наложен запрет, и неправомерно применила обеспечительные меры в виде приостановления операций по счетам в банках. Отметим, что согласно вышеупомянутой норме НК РФ приостановление операций возможно только после наложения запрета на отчуждение имущества (передачу в залог) и в случае, если сумма недоимки, пеней и штрафов превышает стоимость имущества налогоплательщика по данным бухучета.

Налоговики в свою очередь настаивали на том, что наличие дебиторской задолженности не может препятствовать в принятии обеспечительных мер, так как по мнению инспекции данная задолженность:

  • не является имуществом для целей налогообложения;
  • включается в состав активов только для целей бухучета;
  • не имеет признаков реального имущества, которым обладает налогоплательщик на конкретную дату.

Кроме того, налоговый орган утверждал, что возможность обращения взыскания на дебиторскую задолженность не предусмотрена налоговым законодательством. Однако суды отклонили эти доводы указав, что дебиторская задолженность как имущественное право относится к иному имуществу, на которое можно наложить запрет на отчуждение до того, как будут приняты обеспечительные меры в виде приостановки расходных операций по счетам (абз. 4. п. 10 ст. 101 НК РФ). Таким образом, инспекция нарушила очередность применения обеспечительных мер.

По результатам рассмотрения дела кассационный суд оставил решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции в силе, а кассационную жалобу инспекции – без удовлетворения.

Spread the love

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *