16.10.2021

Цифровое законодательство в России: итоги 2019 г.

К числу находящихся «в шаге» от принятия относится законопроект, изменяющий регулирование электронных подписей (№ 747528-7), – 18 декабря Госдума ФС РФ приняла его в третьем чтении. На фоне скандалов, возникающих при использовании электронных подписей (мошенничество в сфере продажи недвижимости, подача поддельной налоговой отчетности), законопроект существенно ужесточает требования к удостоверяющим центрам – в частности, их уставный капитал должен увеличиться в сотни раз, а срок аккредитации уменьшится с пяти лет до трех.

В 2019 г. радикальных изменений цифрового законодательства не произошло, однако хотелось бы отметить некоторые интересные, на мой взгляд, новеллы. Ряд законов находится буквально в шаге от принятия — их я тоже включил в подборку, поскольку они в ряде случаев представляются более интересными и важными, чем принятые.

Ключевой вопрос, возникший при обсуждении нового закона, – разрешат ли частным удостоверяющим центрам выдавать юрлицам и индивидуальным предпринимателям усиленные квалифицированные электронные подписи (УКЭП) или это полномочие оставят лишь за удостоверяющими центрами ФНС России и Банка России. 500 существующих удостоверяющих центров, разумеется, возражали против ужесточения требований. В результате был принят компромиссный вариант: частным центрам разрешено выдавать УКЭП юридическим лицам при условии дополнительной аккредитации (требования к такой аккредитации будут установлены в подзаконном акте).

Стоит упомянуть также продолжающуюся борьбу правообладателей с цифровыми платформами, причем не только в судах (например, Rambler против Twich), но и на законотворческом поле. Крупнейшие телекомпании, интернет-компании и онлайн-кинотеатры при участии Роскомнадзора подготовили поправки в Федеральный закон «Об информации, информационных технологиях и защите информации», обязывающие поисковики удалять ссылки на пиратский контент. Фактически поправки легитимируют положения «антипиратского» меморандума, предполагающего ведение специализированной организацией (Медиа-коммуникационный союз) реестра пиратских ссылок, к которому подключаются поисковики. С принятием законопроекта это требование может стать обязательным для всех участников рынка.

Под Новый год Советом Федерации был также одобрен законопроект о цифровом нотариате (№ 750699-7), согласно которому разрешается проводить ряд нотариальных действий удаленно. Он будет принят уже в начале 2020 г. и позволит нотариусам удаленно засвидетельствовать перевод, принять денежные средства в депозит, выдать выписку из реестра уведомлений о залоге движимого имущества и совершить другие нотариальные действия.

Так и не был (на мой взгляд, к счастью) принят законопроект о значимых информационных ресурсах (№ 763517-7), в котором предлагалось установить ограничения на владение ключевыми ресурсами Рунета – наподобие действующих ограничений для СМИ или стратегических обществ. Иностранцам планировалось оставить не более 20% акций ключевых ресурсов, что автоматически означало бы в том числе делистинг российских интернет-компаний с иностранных бирж. После бурного обсуждения законопроекта в СМИ «Яндекс» согласился изменить структуру управления компанией путем создания в ней некоммерческого фонда, которому будет передан ряд полномочий по согласованию сделок и партнерств, и вскоре законопроект был отозван его автором.

Критические отзывы также получил проект федерального закона о внесении поправок в ст. 4 Федерального закона «О защите прав потребителей», касающихся обязательной предустановки российских приложений на смартфоны и другие устройства, продаваемые в России. Он вызвал беспокойство продавцов мобильной техники, которые боятся попасть под его требования, поскольку устанавливать тот или иной софт необходимо на уровне производителя, а не продавца. Однако крупные производители, кажется, легко согласились с новыми требованиями.

Напомню, что вопрос об обязательной предустановке российских приложений имеет долгую историю. В 2014 г. Google запретил ряду производителей устанавливать приложения «Яндекса» на смартфоны, предназначенные для российского рынка. В результате последующего разбирательства с участием ФАС России компания добилась компромиссного решения: пользователи смогли выбирать, какими приложениями –Яндекса или Google – они хотят пользоваться. Названный законопроект следует воспринимать в том же русле защиты российских производителей на внутреннем рынке.

Роскомнадзор давно спорит с Facebook и Twitter о локализации данных российских граждан, однако до недавних пор штрафы за это нарушение были достаточно скромными. В этом году терпение Роскомнадзора, очевидно, лопнуло, и штрафы были подняты в несколько раз – до 18 млн руб. для юрлиц (Федеральный закон от 2 декабря 2019 г. № 405-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»). К сожалению, новые нормы касаются именно локализации персональных данных – их хранение и обработка по-прежнему караются, на мой взгляд, весьма «беззубо» (штрафом до 75 тыс. руб.).

Особенно непоследовательно такой подход выглядит на фоне участившихся в последнее время взломов и утечек персональных данных (наиболее скандальной из которых, безусловно, была утечка данных 5000 клиентов Сбербанка).

В уходящем году должен был быть принят законопроект «о регуляторных песочницах», предполагающий введение специального правового режима для стартапов в сфере финтеха, телемедицины, беспилотных автомобилей, электронного обучения и e-commerce. Подобный режим уже предусмотрен законодательством ряда стран (Великобритания, Швейцария, Сингапур и др.), локальную «песочницу» уже внедрил Банк России. Однако  в этом году он так и не попал в Госдуму – камнем преткновения стало фактически возникающее у органов исполнительной власти право вносить в законодательство изменения, пусть и локальные. Решение данного вопроса откладывается на следующий год.

Наконец, в 2019 г. были приняты два из трех законопроектов «криптовалютной тройки»: изменения в ГК РФ (Федеральный закон «о цифровых правах») и «Закон о краудфандинге» («О привлечении инвестиций с использованием инвестиционных платформ»). Первый уже вступил в силу, второй – вступит с 1 января 2020 г. В принятых актах установлены правовой режим цифрового токена, а также правила выпуска инвестиционных токенов различных типов.

К сожалению, долгожданное принятие законопроектов не принесло масштабных результатов. Ключевой для рынка вопрос о правовом статусе криптовалют остается нерешенным из-за непринятого законопроекта о цифровых финансовых активах. Там же, скорее всего, будут описаны правовой режим обеспеченных токенов и порядок использования криптовалют в расчетах. 

Бури, бушующие вокруг режима криптовалюты, столь велики, что несколько месяцев назад законодатель попытался «выбросить» регулирование криптовалют из законопроекта, чтобы быстрее достичь компромисса. Однако после негативной реакции международной Группы разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег, членом которой является Россия, криптовалюты «вернулись» в законопроект, который с тех пор продолжает проходить бессчетные согласования. Все чаще в СМИ просачиваются рассуждения о тотальном запрете криптовалют в России.

Таким образом, в 2019 г. реальная законотворческая деятельность в цифровой сфере свелась к точечным изменениям существующих механизмов (цифровой нотариат, изменения в законодательстве об электронных подписях). Депутаты также запомнились участием в войне интернет-площадок (штрафы за не-локализацию, обязательная предустановка российских приложений, значимые информационные ресурсы) и продолжением бесконечного обсуждения режима криптовалют – последний вопрос на глазах теряет актуальность, оставаясь в «серой зоне» российского законодательства.

Статья взята с сайта Адвокатская газета

Spread the love

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *