26.10.2021

Генри Резник призвал искоренить осуждение очевидно невиновных

10 декабря под председательством Президента РФ Владимира Путина состоялось заседание Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека, приуроченное к Дню прав человека. Участники встречи обсудили реформирование судебной системы, администрирование НКО и прочие вопросы, однако наибольшее внимание члены СПЧ уделили нарушению прав граждан во время проведения публичных мероприятий, в том числе несогласованных.

В комментарии «АГ» Генри Резник пояснил, что, говоря о «невиновности, в которой уверена вся страна», он имел в виду вопиющие случаи Павла Устинова и Егора Жукова. По мнению вице-президента ФПА, подобные дела дискредитируют правосудие.

Председатель СПЧ Валерий Фадеев в своем докладе сообщил, что в 2017‒2018 гг. в России прошли свыше 2500 протестных акций. По его словам, граждане выражали недовольство экологической ситуацией в стране, обманом дольщиков. Около 16% митингов носили политический характер.

Валерий Фадеев заверил присутствующих, что Совет внимательно следит за ходом «московского дела» и исходит из гуманных соображений при оценке действий его фигурантов. «Для нас важно, чтобы судебные решения были соразмерны содеянному: брошенный в сторону полиции пустой бумажный стаканчик не должен приводить к тюремному сроку», – подчеркнул председатель СПЧ.

При этом он отметил, что приговоры, вынесенные 6 декабря по нескольким делам, являются «соразмерными», и тут же добавил, что у членов Совета есть и другие мнения.

Генри Резник призвал бороться с осуждением невиновных

Вице-президент Федеральной палаты адвокатов РФ, первый вице-президент АП г. Москвы Генри Резник начал свое выступление с позитивной ноты. По его мнению, самым важным, сравнительно недавним изменением уголовно-процессуального закона является расширение подсудности судов присяжных, поскольку в профессиональных судах презумпция невиновности полноценно не работает.

Он напомнил о том, что суды с участием присяжных по-прежнему выносят в разы больше оправдательных приговоров, чем профессиональные судьи при самостоятельном рассмотрении дела. Это, по мнению Генри Резника, свидетельствует о том, что в местах лишения свободы с высокой долей вероятности могут оказаться люди, вина которых не доказана надлежащим образом.

Вице-президент ФПА отметил необходимость дальнейших шагов в этом направлении. «Я не могу понять, почему из подсудности судов присяжных удалили половые преступления и должностные преступления», – сказал он.

Далее Генри Резник обратил внимание на необходимость появления в российской правовой системе фигуры следственного судьи. Он рассказал о том, что сегодня одни и те же судьи рассматривают ходатайства обвинения в досудебной стадии, а затем – уголовные дела по существу. «Необходимо разграничивать и не усиливать этот обвинительный настрой, который и так есть у наших судов», – пояснил он.

Третий вопрос, затронутый вице-президентом ФПА, – неравноправие заключений эксперта и специалиста. По его словам, заключение эксперта до сих пор «равнее», чем заключение специалиста. «Сторона защиты оказывается абсолютно бессильна перед той процедурой проведения экспертизы. Они проводятся только по постановлению следователя и суда. Сколько бы ни писали в законе, что следователь должен поставить в известность и что сторона защиты имеет право предъявлять, представлять свои кандидатуры для проведения экспертиз, мне вообще не известен ни один случай, когда бы следователь в комиссию экспертов привлекал бы знатоков определенной сферы, которых предлагал бы адвокат», – пояснил Генри Резник.

Он также добавил, что ряд экспертиз – в частности, в отношении следов, оставленных на месте преступления, – может проводить только сторона обвинения. Однако, по мнению докладчика, адвокат может поручить специалисту бухгалтерское, финансово‑экономическое и лингвистическое исследования. «И это, кстати сказать, относится к той категории дел, которые вызывают постоянную тревогу, – пояснил Генри Резник. – Это дела предпринимателей, это дела лиц, которые обвиняются в экстремизме». В этой связи он обратился с предложением, следуя примеру уголовно-процессуального законодательства Казахстана, Армении, Грузии и прибалтийских стран, предоставить право стороне защиты проводить полноценную экспертизу.

Помимо этого, вице-президент ФПА выступил с предложением искоренить «совершенно отвратительное явление ‒ <…> осуждение невиновных людей, невиновность которых ясна всей стране». В качестве примера он привел дело Павла Устинова. Адвокат заметил, что СПЧ очень редко обращается к президенту по такого рода делам, в качестве исключения упомянув о деле Льва Пономарёва.

«Невиновность этих людей в эпоху информационных технологий ясна всей стране фактически. И что же получается в этой ситуации? Получается, что всей стране видно, что наше правосудие по такого рода политически мотивированным делам утрачивает фактически остатки независимости», – подчеркнул Генри Резник.

В качестве возможного решения проблемы вице-президент ФПА предложил закрепить процедуру, которая позволила бы при выявлении противоречий между позицией правоохранительных ведомств и позицией Совета садиться за стол переговоров. «В таком случае Вам действительно была бы представлена обоснованная, не односторонняя информация относительно того, как быть: или в досудебной стадии, или тогда, когда приговор вступил в законную силу», – обратился Генри Резник к Владимиру Путину.

В комментарии «АГ» Генри Резник пояснил, что, говоря о «невиновности, в которой уверена вся страна», он имел в виду вопиющие случаи – дела Павла Устинова и Егора Жукова. По словам вице-президента ФПА РФ, незаконность задержания Устинова очевидно следует из видеозаписи, которую суд отказался исследовать непосредственно. В случае Жукова выяснилось, что на записи был не он, однако молодого человека не оправдали, а подыскали ему подходящее обвинение. «Такого рода случаи необходимо изжить, подобные дела не должны появляться в судах. Это дискредитация правосудия в чистом виде», – резюмировал Генри Резник.

Владимир Путин отметил, что вопросы, поставленные Генри Резником относительно суда присяжных, фигуры следственного судьи и заключения специалиста, обоснованны и требуют обдумывания.

Упоминание об отсутствии в России презумпции невиновности Президент назвал крайней позицией, указав, что это мнение адвокатского сообщества и что на практике «наверное, такое бывает».

Президент по большей части не согласился с заявлением Генри Резника о необходимости

исключения осуждения тех, «невинность которых ясна всей стране», отметив, что вина или ее отсутствие устанавливаются исключительно судом. Владимир Путин подчеркнул недопустимость оказания влияния на суд, в том числе посредством СМИ. «Особенно уж нельзя влиять, запугивая представителей правоохранительных органов и судов, а такое тоже, к сожалению, у нас имеет место быть, когда в социальных сетях размещается информация о том, что надо выявлять места жительства судей, их родственников и готовить против них <…> террористические акты», – добавил глава государства. Тем не менее Владимир Путин согласился с тем, что все это не исключает возможности СПЧ иметь собственную позицию.

Адвокат АП г. Москвы, член СПЧ Юрий Костанов обратил внимание президента на то, что апелляция и кассация как механизм исправления судебных ошибок в российском уголовном процессе не работают. Появление соответствующих судов общей юрисдикции, по его мнению, не спасает ситуацию.

Юрий Костанов предложил лишить апелляционную инстанцию права отказывать в исследовании доказательств, если в жалобе обжалуется доказанность какого-либо обстоятельства. Он также заявил о необходимости закрепления правила, согласно которому суд должен ответить на каждый довод жалобы. Соответствующие законопроекты, по словам адвоката, находятся в СПЧ.

Дискуссия о митингах

Председатель Комиссии по культурным правам Александр Сокуров также не смог уйти от поднятой другими спикерами темы протестов граждан. «Почему-то наше государство решило политический диалог перевести в уголовную геометрию. Почему? Я этого не понимаю <…>. Это ошибка», – подчеркнул он, призвав прекратить репрессивную форму взаимоотношений с молодежью.

Владимир Путин согласился с необходимостью диалог вести, однако подчеркнул, что существуют определенные правила проведения публичных акций. Он также напомнил, что и в таких демократических государствах, как Великобритания, Швеция и США, предусмотрено уголовное наказание в виде лишения свободы за нарушение правил проведения уличных манифестаций или проведение их без разрешения.

«По-моему, это коллега Резник сказал: бросил какой-то пластиковый стаканчик в представителя органов власти. Бросил – ничего. Потом пластиковую бутылку – опять ничего. Потом уже бросит и стеклянную бутылку, а потом и камень, а потом стрелять начнут и громить магазины. Мы не должны допустить вот этого. Все имеют право высказывать свою точку зрения и выражать свою позицию всеми возможными, доступными, но законными средствами», – подчеркнул президент.

В этой связи председатель комиссии по гражданскому участию в противодействии коррупции Кирилл Кабанов отметил, что после летних протестов был разработан законопроект о введении повышенной ответственности за оскорбление чести и достоинства полицейского. «Давайте мы тогда с вами подумаем и реально выступим с законодательной инициативой в закон о государственной службе, о полиции, что основанием для увольнения, не разбирательства, а увольнения, <…> является оскорбление чести и достоинства гражданина», – предложил он.

Президент согласился с данной идеей, отметив, что необходимо продумать детали и посоветоваться с такими специалистами, как Генри Резник.

Председатель комиссии по гражданским свободам и гражданской активности Николай Сванидзе отметил, что в контексте выборов в Мосгордуму в июле-августе было несколько в основном несогласованных уличных акций в Москве.

«Они сопровождались массовыми, тысячными задержаниями. При этом, по мнению членов Совета, которые мониторили события, <…> со стороны правоохранительных органов имели место существенные систематические нарушения прав граждан, причем задержания часто были безосновательными, единственным основанием служил протестный характер акций», – сообщил он президенту.

Сославшись на Постановление Конституционного Суда РФ от 18 июня 2019 г. № 24-П, спикер подчеркнул, что протестный характер акции не делает ее преступной. Николай Сванидзе напомнил, что сотрудники силовых структур во время задержаний скрывали нагрудные жетоны и необоснованно применяли спецсредства. Рассказав о наиболее резонансных случаях, он предложил использовать площадку СПЧ для переговоров в случае затруднений с согласованием публичных акций.

Он также попросил Владимира Путина обратиться к Федеральному Собранию с предложениями о принятии законопроекта, внесенного экс-уполномоченным по правам человека в РФ Владимиром Лукиным, о введении обязательных и читаемых идентификационных номеров для сотрудников полиции и Росгвардии и об исключении из УК РФ ст. 212.1 об ответственности за неоднократное нарушение установленного порядка организации либо проведения митинга.

Статья взята с сайта Адвокатская газета

Spread the love

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *