14.04.2021

Об ответственности экспертов на доследственной стадии

7 ноября Госдума приняла во втором чтении законопроект (№ 751070-7), которым, как ранее писала «АГ», предлагается ввести уголовную ответственность за заведомо ложные заключение или показание эксперта, показание специалиста, а равно заведомо неправильный перевод с момента проведения проверки сообщения о преступлении. Соответствующие корректировки предложены в ст. 307 УК РФ. Ко второму чтению изменения в проект не вносились.

Ранее один из адвокатов в комментарии «АГ» отмечал, что расширение сферы действия ст. 307 УК вряд ли сможет существенно изменить практику заведомо ложных заключений экспертов. По мнению второго, проект фактически лишает защиту возможности процессуально влиять на назначение экспертизы, поскольку на доследственной стадии отсутствует обязанность должностного лица знакомить кого-то с соответствующим документом. Третий подчеркивала, что, даже если законопроект не устранит все экспертные ошибки, эксперты все же станут относиться к своим выводам более ответственно и добросовестно.

Ранее в комментарии «АГ» адвокат и руководитель уголовной практики юридической фирмы «Инфралекс» Артем Каракасиян отмечал, что, поскольку в настоящее время стадия доследственной проверки во многом предопределяет расследование уголовного дела, ответственность за дачу ложного заключения экспертом или специалистом на стадии проверки является необходимой процессуальной гарантией для участников процесса.

Он указывал, что таким образом выравнивается баланс ответственности эксперта и специалиста вне зависимости от стадии расследования дела, по которому он дает заключение. В особенности это имеет значение для тех категорий дел, где экспертиза становится основой для постановления о возбуждении уголовного дела.

В то же время адвокат подчеркивал, что само по себе расширение сферы действия ст. 307 УК вряд ли может существенно изменить практику заведомо ложных заключений экспертов: «Хотя закон и устанавливает, что заключение эксперта – это всего лишь одно из доказательств, не имеющее заранее установленной силы, как правило, и следствие, и суды по уголовным делам зачастую полностью полагаются на экспертное мнение без какой-либо проверки». По мнению Артема Каракасияна, для изменения ситуации требуется предоставление на законодательном уровне реальной возможности для других участников уголовного процесса (защиты, потерпевших) представлять в материалы дела альтернативные экспертные исследования в качестве допустимых доказательств.

Адвокат АП Ленинградской области, член экспертной группы Совета ФПА РФ от Ленинградской области Кирилл Бушуров отмечал, что, с одной стороны, законодатель таким образом повышает уровень заключения и показания эксперта, показания специалиста и перевода, данных на доследственной стадии. С другой стороны, скрытая цель законодателя – размыть цели и задачи предварительного следствия, поскольку из стадии предварительного расследования выкорчевывается стадия производства экспертизы. «Заключение эксперта все-таки относится к числу доказательств. Соответственно, сторона защиты на доследственной стадии фактически лишается возможности процессуально влиять на назначение экспертизы, поскольку отсутствует обязанность должностного лица (например, участкового) знакомить кого-то с соответствующим документом», – пояснял он.

Адвокат АК «СанктаЛекс» Ольга Истомина отмечала, что законопроект логично завершает порядок привлечения экспертов к ответственности на всех стадиях судебного и досудебного производства. Она подчеркивала, что от выводов экспертов зависит первоначальная квалификация деяния, а от правильности отнесения преступления к тяжким или средней тяжести преступлениям – избранная судом мера пресечения. «Конечно, законопроект не устранит все экспертные ошибки, но как минимум заставит экспертов с большей ответственностью и добросовестностью относиться к своим выводам», – посчитала она.

Статья взята с сайта Адвокатская газета

Spread the love

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *