13.04.2021

Обвинение не сможет по своей инициативе использовать декларацию об амнистии капиталов

13 декабря Госдума приняла поправки в УПК РФ, согласно которым сторона обвинения не сможет использовать специальную декларацию, поданную в соответствии с Законом о добровольном декларировании физлицами активов и счетов (вкладов) в банках, а также сопутствующие ей документы и сведения в качестве доказательств в уголовном процессе (законопроект № 835592-7).

Один из адвокатов в комментарии «АГ» указал, что для обеспечения прав декларантов необходимо также запретить использовать спецдекларацию в качестве основания для проверки сообщения о преступлении и проведения ОРМ. Второй согласился с концепцией закона, однако заметил, что безусловный запрет на изъятие и использование декларации может создать непреодолимые препятствия для расследования, если декларация необходима как вещдок по «неэкономическим» преступлениям. Третий подчеркнул, что возможность использования спецдекларации в интересах защиты теперь обеспечена законом.

При этом декларант сохраняет возможность предоставления копий указанных документов для приобщения к уголовному делу. Однако соответствующая информация в любом случае не сможет служить поводом для возбуждения уголовного дела.

Адвокаты и Правовое управление Госдумы указывали на одни и те же недочеты проекта

Как ранее писала «АГ», законопроект был внесен в Госдуму 13 ноября. Разработчики поправок в УПК обратили внимание на возникающие в ходе предварительного следствия и доследственной проверки ситуации, когда спецдекларация, поданная в рамках «амнистии капиталов», изымается и в дальнейшем используется как доказательство по уголовному делу. Кроме того, в ряде случаев она выступала как повод для возбуждения уголовного дела.

Как указывалось в пояснительной записке, указанные в спецдекларации факты и сведения предлагалось признавать недопустимыми доказательствами только в том случае, когда они получены в ходе ОРМ или следственных действий. Разработчики исходили из того, что сам декларант по-прежнему сможет представить спецдекларацию и сопутствующие ей документы и сведения в качестве доказательств по уголовному делу.

Адвокаты, комментируя «АГ» проект в его первоначальной редакции, выражали обеспокоенность тем, что предлагаемые изменения из-за неясных формулировок могут лишить декларанта возможности предоставить декларацию в качестве доказательства.

Так, адвокат АП Вологодской области Илья Трайнин обращал внимание на необходимость оговорки, прямо закрепляющей возможность декларанта использовать соответствующие документы и сведения в качестве доказательств при опровержении обвинения или подозрения. В свою очередь, адвокат АП г. Москвы Валерий Саркисов отмечал, что в случае принятия законопроекта сторона защиты может быть лишена возможности сослаться на спецдекларацию как доказательство, что является недопустимым.

На этот недостаток проекта указывало и Правовое управление аппарата Госдумы. Как подчеркивалось в его заключении к первому чтению, проект не учитывает, что спецдекларация и сопутствующие ей документы и сведения могут быть как представлены самим декларантом, так и получены следователем в ходе проведения отдельных следственных действий (например, допроса или очной ставки).

Правовое управление также отмечало, что законопроектом, в частности, предлагается признать факт предоставления спецдекларации недопустимым доказательством, в то время как в соответствии с ч. 1 ст. 74 УПК доказательствами по уголовному делу являются сведения, на основе которых устанавливается наличие или отсутствие определенных обстоятельств, а не сами факты. «В связи с чем в проектируемом пункте 22 части второй статьи 75 УПК РФ следует вести речь о сведениях о факте представления подозреваемым, обвиняемым специальной декларации», – указывалось в заключении.

На это в комментарии «АГ» обращал внимание и Валерий Саркисов: «Если ранее действующий УПК РСФСР 1960 г. относил к доказательствам фактические данные, то сегодня в ст. 74 УПК РФ доказательства определяются исключительно как сведения, а не факты».

Принятый закон в большей степени защищает права декларантов

Принятый закон исходит из того, что сведения о факте представления подозреваемым или обвиняемым спецдекларации в соответствии с Законом о добровольном декларировании, а также указанная декларация и информация, содержащаяся в прилагаемых к ней документах и сведениях, являются недопустимыми доказательствами только в том случае, если они получены в ходе ОРМ или следственных действий и не представлены самим декларантом.

Иными словами, возможно использование соответствующей информации, добровольно представленной декларантом в ходе следственного действия (на что ранее указывало Правовое управление Госдумы).

Аналогичное правило распространяется на информацию о факте указания подозреваемого или обвиняемого в представленной иным лицом спецдекларации, а также на сведения о подозреваемом или обвиняемом, содержащиеся в чужой декларации и сопутствующих ей документах и сведениях. Все это отвечает требованиям допустимости только в том случае, если такую информацию представил сам декларант.

Изначально разработчики поправок предлагали дополнить ст. 164 УПК положением, согласно которому при производстве следственных действий по уголовным делам об отдельных преступлениях, совершенных в сфере предпринимательской деятельности, запрещается изъятие соответствующей спецдекларации. В принятом законе указанный запрет распространен на документы и сведения, прилагаемые к декларации.

Также появилось указание на введение в ст. 140 УПК части третьей, согласно которой факт представления спецдекларации, а также прилагаемые к ней документы и сведения не могут быть использованы в качестве повода для возбуждения уголовного дела. В то же время изменения не касаются возможности использования указанной информации в качестве основания для возбуждения уголовного дела.

Адвокаты по-прежнему считают поправки несовершенными

Комментируя «АГ» принятый закон, адвокат АК «Бородин и партнеры» Михаил Чечеткин отметил, что он представляется более проработанным с точки зрения содержания и смысла «амнистии капиталов», а также юридической техники. Однако эксперт по-прежнему считает, что документ не обеспечивает декларируемых целей.

По мнению адвоката, Госдума ограничилась лишь поправками в УПК и не распространила запрет на изъятие декларации и документов при производстве ОРМ. Эксперт подчеркнул, что принятый закон, как и его первоначальный проект, не содержит запрета на использование декларации, а также соответствующих документов и сведений в качестве основания для проверки сообщения о преступлении и для проведения ОРМ. «Конечно, в случае возбуждения уголовного дела такие сведения будут признаны недопустимыми доказательствами, но создать серьезные проблемы смогут уже на стадии проверки сообщения о преступлении или при проведении ОРМ – например, при производстве осмотров, изъятии документов, электронных носителей и товара, при опечатывании помещений», – указал он.

Эксперт полагает, что закон оставляет возможность проводить проверки по сообщениям о преступлении и ОРМ на основании спецдеклараций, изложенных в них сведений и прилагаемых документов. «В этом случае возбудить уголовное дело можно при легализации полученной информации через другие источники», – подчеркнул Михаил Чечеткин.

В заключение он добавил, что достижение цели «амнистии капитала» возможно только при безусловном освобождении от уголовной ответственности за совершение задекларированных действий.

Валерий Саркисов поддержал внесенные в итоговую редакцию документа корректировки. При этом он подчеркнул, что имеющийся в принятом законе дефект может создать серьезные правоприменительные проблемы. «Даже поданная в полном соответствии с действующим федеральным законом декларация как материальный предмет может нести на себе следы иных преступлений, не связанных с экономической деятельностью, – например, на ней могут сохраниться биологические следы насильственного преступления. В таком случае безусловный запрет на изъятие и использование декларации в качестве доказательства по уголовному делу может создать непреодолимые препятствия в раскрытии и расследовании конкретных преступлений», – пояснил Валерий Саркисов. Напомним, что это же замечание эксперт высказывал, оценивая первоначальную редакцию проекта.

По мнению Ильи Трайнина, финальная редакция документа гарантирует декларантам, честно заявившим о своих доходах, отсутствие связанных с этим негативных правовых последствий. «Кроме того, теперь обеспечена возможность использовать данные сведения в интересах защиты, что, несомненно, делает уголовный процесс более состязательным», – отметил эксперт. При этом он добавил, что данная корректировка законопроекта означает также влияние адвокатских СМИ на реализацию положительных законодательных инициатив.

Статья взята с сайта Адвокатская газета

Spread the love

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *