24.09.2021

Излишне выплаченное пособие подлежит возврату как неосновательное обогащение

7 октября Верховный Суд вынес Определение по спору между УПФР в городском округе Саранск Республики Мордовия и гражданином о взыскании с последнего денежных выплат, полученных на имя его дочери, переехавшей из зоны проживания с льготным социально-экономическим статусом несколько лет назад.

По мнению одного из адвокатов, определение разрешает ряд сложных вопросов, связанных как с выплатой средств из госбюджета, так и с их возвратом. Другой отметил, что выводы ВС демонстрируют неглубокий подход отдельных судов общей юрисдикции к защите социальных прав граждан, а также игнорирование представителями госорганов и учреждений конкретных жизненных обстоятельств граждан.

Обстоятельства дела

В июле 2005 г. Владимир Герман обратился в УПФР в интересах своей несовершеннолетней дочери с заявлением об установлении ей ежемесячной денежной выплаты как лицу, постоянно проживающему на территории зоны проживания с льготным социально-экономическим статусом. Такое право у девочки возникло в силу п. 10 ч. 1 ст. 27 Закона о соцзащите граждан, подвергшихся воздействию радиации, поскольку городской округ, где она проживала, относится к зоне, подвергшейся радиоактивному загрязнению в результате катастрофы на Чернобыльской АЭС. К заявлению гражданина прилагалась справка, выданная Николаевской сельской администрацией городского округа Саранск, о том, что его дочь проживает в данном округе с 30 июня 2005 г.

При подаче заявления Владимир Герман подписал обязательство о своевременном извещении пенсионного органа об обстоятельствах, влияющих на изменение размера ежемесячного пособия, а также об иных обстоятельствах, влекущих прекращение данных выплат. УПФР назначило дочери заявителя ежемесячное пособие по категории «Дети, проживающие в зоне с льготным социально-экономическим статусом» на срок с июля 2005 г. по июнь 2023 г.

В марте 2018 г. в ходе проверки УПФР факта проживания гражданина и его дочери в указанной зоне выяснилось, что в июне 2009 г. получательница пособия встала на учет по другому адресу. В протоколе был зафиксирован факт выявления излишней выплаты Владимиру Герману за период с 1 июля 2009 г. по 31 марта 2018 г. С апреля 2018 г. выплаты были приостановлены, а гражданину предложено погасить задолженность перед пенсионным фондом на сумму 64 тыс. руб., но он отказался.

Суды двух инстанций защитили интересы пенсионного фонда

Впоследствии УПФР обратилось в суд с иском к Владимиру Герману о взыскании излишне выплаченных ему денежных средств. Ответчик исковые требования не признал и заявил о пропуске истцом без уважительных причин срока исковой давности по денежным требованиям за период до 30 мая 2015 г.

Суд первой инстанции удовлетворил требования пенсионного фонда. Решение устояло в апелляции, и с ответчика таким образом были взысканы не только задолженность, но и расходы по уплате госпошлины, а также проценты за пользование чужими денежными средствами на сумму свыше 23 тыс. руб.

Как отметили суды обеих инстанций, ответчик не уведомил истца об обстоятельствах прекращения выплаты пособия, поэтому к спорным отношениям нельзя применить положения подп. 3 ст. 1109 ГК РФ, определяющие виды выплат, не подлежащих возврату в качестве неосновательного обогащения. Кроме того, суды отклонили довод ответчика о пропуске УПФР срока исковой давности, указав на отсутствие в материалах дела доказательств, свидетельствующих о том, что госорган знал или мог узнать о смене места жительства дочери ответчика ранее марта 2018 г.

ВС напомнил о презумпции добросовестности получателя пособия

В своей кассационной жалобе в Верховный Суд Владимир Герман оспорил судебные акты как незаконные.

Изучив обстоятельства дела № 15-КГ19-3, ВС напомнил, что нормы гражданского законодательства о недопустимости возврата определенных денежных сумм в качестве неосновательного обогащения могут применяться, в частности, и к правоотношениям по получению отдельными категориями лиц выплат, предусмотренных Законом о соцзащите граждан, подвергшихся воздействию радиации.

Как пояснил ВС, суд первой инстанции не учел, что излишне выплаченные ответчику денежные суммы должны быть возвращены получателем в случае установления недобросовестности с его стороны или счетной ошибки (п. 1 ст. 1102, подп. 3 ст. 1109 ГК). Соответственно, он должен был установить, имелась ли со стороны гражданина недобросовестность в получении ежемесячного пособия. В силу презумпции добросовестности получателя по требованиям о взыскании ежемесячной денежной выплаты суду следовало возложить бремя доказывания недобросовестности последнего на пенсионный фонд, требующий их возврата.

Верховный Суд также отметил, что нижестоящий суд не обосновал свой вывод о том, что новое место жительства дочери ответчика не относится к зоне проживания с льготным социально-экономическим статусом. Он также не поддержал вывод первой инстанции о том, что истец не пропустил трехлетний срок исковой давности. «Суду следовало установить начальный момент течения данного срока, т.е. день, когда пенсионный орган узнал или должен был узнать, исходя из его полномочий по контролю за расходованием его средств, о возможной утрате гражданином права на получение ежемесячной денежной выплаты, при этом начало течения срока исковой давности должно совпадать с моментом возникновения у пенсионного органа права на иск и возможности реализовать его в судебном порядке», – отмечается в определении.

Кроме того, ВС не согласился с привлечением гражданина к ответственности по уплате процентов на сумму долга согласно ст. 395 ГК. Со ссылкой на правовые позиции Конституционного Суда РФ (Определение от 19 апреля 2001 г. № 99-О) он пояснил, что применение данной нормы в конкретных спорах зависит от ряда факторов – например, являются ли спорные имущественные правоотношения гражданско-правовыми, а нарушенное обязательство – денежным. Если нет, следует выявить наличие указаний законодателя о возможности их применения к спорным отношениям.

ВС резюмировал, что поскольку спорные отношение регулируются специальным законом (о соцзащите граждан, подвергшихся воздействию радиации), они не носят гражданско-правовой характер и, следовательно, не относятся к денежным обязательствам по смыслу, придаваемому этим обязательствам нормами ст. 395 ГК. В итоге Суд отменил акты нижестоящих инстанций и направил дело на новое рассмотрение в первую инстанцию.

Эксперты прокомментировали выводы ВС

Комментируя определение, адвокат, старший партнер, руководитель налоговой практики АК «Бородин и Партнеры» Алексей Пауль отметил, что оно разрешает несколько сложных вопросов, связанных с выплатой средств из бюджетной системы и их возвратом. «Спорные отношения возникли при применении норм, относящихся к праву соцобеспечения. В то же время при разрешении спора суды применили нормы гражданского законодательства (о неосновательном обогащении, сроке исковой давности, процентах за пользование чужими денежными средствами)», – отметил он.

Эксперт добавил, что ВС, как и нижестоящие суды, признал правомерность применения к спорным отношениям норм о неосновательном обогащении и сроке исковой давности. «Расширение сферы применения норм о неосновательном обогащении является в настоящее время тенденцией. Однако ВС по-иному распределил бремя доказывания обстоятельств, указанных в этих нормах. Суды должны исходить из добросовестности получателя пособия и возлагать обязанность опровержения этого обстоятельства на госорганы», – пояснил адвокат.

По мнению Алексея Пауля, интересны ориентиры исчисления срока исковой давности по таким спорам. Так, ВС предложил тщательнее подходить к определению момента начала течения данного срока, учитывая при этом полномочия (обязанности) госорганов по своевременному контролю за расходованием бюджетных средств. «Применительно к взысканию процентов за пользование чужими денежными средствами Суд учел природу отношений по выплате пособий, обратил внимание на невозможность их отнесения к гражданско-правовым, в связи с чем сделал вывод об отсутствии оснований для начисления процентов по ст. 395 ГК», – добавил он.

Выводы ВС, считает адвокат, способны оказать существенное влияние на практику возврата социальных платежей, а также на иные споры со схожими обстоятельствами. «Судам следует не ограничиваться формальным применением норм права, глубже исследовать обстоятельства дела, учитывать полномочия и возможности госорганов в соответствующих отношениях», – подытожил он.

Адвокат, партнер и руководитель практики «Арбитражное, налоговое и банкротное право» Коллегии адвокатов г. Москвы № 5 Вячеслав Голенев положительно оценил определение ВС: «Оно в очередной раз демонстрирует как неглубокий подход отдельных нижестоящих судов общей юрисдикции к защите социальных прав, так и неучет отдельными представителями госорганов и госучреждений конкретных жизненных обстоятельств граждан».

Эксперт выделил два аспекта в правовой позиции ВС. «Первый – это реальный пропуск срока исковой давности пенсионным органом. Неистребование в течение 10 лет информации о смене места жительства лица, имеющего право на льготу, демонстрирует безразличие госоргана к возникающим правовым последствиям. Верен и вывод Суда о том, что к пенсионным правоотношениям ст. 395 ГК применяется только в случаях, прямо предусмотренным законом, и в данном случае к вопросам возврата спорных сумм он применяться не должен», – считает он.

Вячеслав Голенев обратил особое внимание на то, что судебные акты содержали описание большинства обстоятельств дела, а пенсионный орган недобросовестность ответчика не доказывал. «Поэтому существовали все основания для вынесения нового судебного акта об отказе в иске УПФР», – резюмировал эксперт.

advgazeta.ru

Spread the love

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *