02.03.2021

Декларация об амнистии капитала, в деле против декларанта

30 октября Президиум Верховного Суда подтвердил невозможность использования специальной декларации, поданной в рамках «амнистии капиталов», в качестве основания для возбуждения уголовного дела и доказательства по уголовному делу в отношении декларанта и номинального владельца имущества. Соответствующее разъяснение было подготовлено Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда по поручению председателя ВС РФ Вячеслава Лебедева.

Один из защитников предпринимателя Валерия Израйлита, дело которого послужило основанием для рассмотрения данного вопроса в Президиуме ВС, адвокат Николай Павловский сообщил, что для него утвержденная позиция особенно важна из-за правовой неопределенности, возникшей в деле его доверителя. Второй эксперт отметил, что позиция ВС должна вернуть подорванное доверие предпринимателей к декларационной кампании. Стоит отметить, что выводы ВС во многом совпадают с выводами юристов и адвокатов, комментировавших данную проблему «АГ».

Вопрос был поставлен следующим образом: распространяются ли гарантии, предусмотренные ч. 3, 4 и 6 ст. 4 Закона о добровольном декларировании, исключительно на лиц, совершивших деяния, содержащие признаки составов преступлений, предусмотренных ст. 193, ч. 1 и 2 ст. 194, ст. 198, 199, 199.1, 199.2 Уголовного кодекса, либо они распространяются и на лиц, совершивших любое иное деяние, предусмотренное УК?

Отвечая на него, Судебная коллегия прежде всего отметила, что ч. 3, 4 и 6 ст. 4 Закона о добровольном декларировании устанавливают абсолютный запрет на использование в отношении декларанта и номинального владельца имущества в качестве основания для возбуждения уголовного дела или в качестве доказательства по уголовному делу факта предоставления декларации, документов и сведений, прилагаемых к ней, а также информации из указанных документов в случае совершения ими любого деяния, предусмотренного Уголовным кодексом.

Верховный Суд подчеркнул, что сведения, содержащиеся в декларации и документах и информации, прилагаемых к ней, признаются налоговой тайной. Режим хранения таких сведений и документов и доступа к ним обеспечивают исключительно налоговые органы, указано в разъяснении. «Иные государственные или негосударственные органы и организации не вправе получать доступ к таким сведениям и документам, в том числе и на основании судебного решения», – отметил Суд.

ВС пояснил, что такие сведения и документы могут быть истребованы только по запросу самого декларанта, который вправе представить их для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств. При этом отказ в приобщении этих доказательств не допускается, подчеркнуто в документе.

Отмечается, что вместе с гарантиями, установленными ч. 3, 4 и 6 ст. 4 Закона о добровольном декларировании, п. 1 ч. 1 ст. 4 этого же нормативного акта предусматривает для декларанта и лица, информация о котором содержится в декларации, специальную гарантию в виде освобождения от уголовной ответственности при наличии оснований, предусмотренных ч. 3 ст. 76.1 УК (с соблюдением установленных Законом о добровольном декларировании требований). Дополнительная гарантия применяется в том случае, если указанные граждане совершили деяния, предусмотренные ст. 193, ч. 1 и 2 ст. 194, ст. 198, 199, 199.1, 199.2 Уголовного кодекса.

Суд подчеркнул, что коллизии между соответствующими нормами Уголовно-процессуального кодекса, Закона об оперативно-разыскной деятельности и Закона о добровольном декларировании должны разрешаться в пользу последнего, поскольку именно он предусматривает в отношении отдельных категорий лиц дополнительные гарантии их прав и свобод как участников уголовного судопроизводства.

Стоит отметить, что юристы и адвокаты, оценивая в комментариях «АГ» допустимость использования спецдекларации в качестве обвинительного доказательства по уголовному делу в отношении предпринимателя Валерия Израйлита, высказывали аналогичные доводы.

Один из защитников Валерия Израйлита, адвокат Санкт-Петербургской коллегии адвокатов «Агарта» Николай Павловский сообщил, что для него утвержденная Президиумом позиция особенно важна из-за правовой неопределенности, возникшей в деле его доверителя. Хотя, по мнению адвоката, соответствующий вывод нижестоящие суды могли бы сделать самостоятельно в силу очевидности норм Закона о добровольном декларировании.

«Хотелось бы отметить, что ч. 3 и 4 ст. 4 данного закона указывают на более широкий круг их применения по сравнению с приведенным в ч. 1 этой же статьи перечнем уголовно наказуемых деяний. Позиция Верховного Суда позволяет однозначно разрешить вопрос о недопустимости использования сведений, переданных декларантом в налоговые органы добровольно, в том числе для возбуждения и доказывания по уголовным делам, в которых не предусмотрено освобождение от уголовной ответственности в порядке ч. 1 ст. 4 Закона о добровольном декларировании», – указал Николай Павловский.

Он отметил, что, обжалуя постановление суда о разрешении производства выемки спецдекларации по делу Израйлита, сторона защиты в каждой инстанции ссылалась на позицию Конституционного Суда, который ранее указывал на обязательность применения в рамках осуществления уголовно-процессуальной деятельности положений закона, предоставляющего наибольший перечень правовых гарантий, даже если между ним и УПК имеется коллизия.

«Полагаю, что реакция Верховного Суда РФ вполне своевременна, соответствует как букве закона, так и гарантиям, предоставляемым декларантам. С учетом неоднозначного толкования обсуждаемых норм разными судами разъяснение было необходимо», – подвел итог Николай Павловский.

«Со стороны ВС РФ это очень мощный шаг, который можно только поддержать», – сообщил «АГ» юрист компании BMS Law Firm Владимир Шалаев. Он отметил, что этим разъяснением устранена коллизия, которая ранее в деле Валерия Израйлита была истолкована ФСБ и судом первой инстанции в пользу стороны обвинения.

«Что касается сути разъяснения, то оно полностью соответствует смыслу закона, который вкладывал в него законодатель. Амнистия капитала, как и разглашаемые при ней сведения, не должны использоваться против бизнеса, что и подтвердил ВС РФ. Это должно вернуть подорванное доверие к декларационной кампании, что будет выгодно не только бизнесу, но и государству», – полагает юрист.

advgazeta.ru

Spread the love

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *