18.04.2021

Мусоросортировочную станцию нельзя возводить вблизи аэропорта

Верховный Суд вынес Определение № 304-ЭС19-5849, в котором разобрался, возможно ли строительство мусоросортировочной станции вблизи от аэропорта.

Эксперты неоднозначно отнеслись к определению Суда. Так, один из них указал, что позиция ВС не только обоснована с правовой точки зрения, но и отражает интересы общества в вопросе безопасности. Второй отметил, что судебные акты не могут базироваться на субъективных мнениях сторон, но, исходя из характера спора с государственным органом и нормы ст. 65 АПК, именно последний должен не просто утверждать и исходить из здравого смысла, а приводить необходимые и релевантные доказательства.

ООО «Коммунальник» по договору аренды с администрацией г. Нижневартовска в целях складирования и захоронения ТБО эксплуатирует полигон по утилизации и захоронению отходов производства и потребления. 27 июля 2017 г. администрация также выдала обществу разрешение на строительство мусоросортировочной станции на территории, находящейся на расстоянии 5 км от аэропорта г. Нижневартовска.

Несмотря на то что приаэродромная территория не была установлена, общество начало возводить объект. 28 декабря 2017 г. оно, в соответствии со ст. 47 Воздушного кодекса, обратилось в Тюменское межрегиональное территориальное управление воздушного транспорта Федерального агентства воздушного транспорта с заявлением о согласовании строительства мусоросортировочной станции.

Управление Росавиации со ссылкой на ту же ст. 47 Воздушного кодекса отказало обществу в согласовании, поскольку возводимый объект будет способствовать массовому скоплению птиц на близком расстоянии от аэропорта. «Коммунальник» обратился в Арбитражный суд Тюменской области с заявлением о признании незаконным отказа управления Росавиации и об обязании согласовать строительство объекта.

Вынося решение, суд руководствовался нормами АПК, Воздушного кодекса и рядом нормативно-правовых актов, касающихся вопросов установления и выделения приаэродромной территории и размещения объектов в ее пределах. Суд отметил, что административным органом не представлено доказательств того, что строительство мусоросортировочной станции будет способствовать привлечению и массовому скоплению птиц. Выводы административного органа носят предположительный характер, учитывая, что при принятии решения об отказе в согласовании строительства мусоросортировочной станции управление Росавиации не располагало сведениями о видах отходов, обращение с которыми планируется на данном объекте.

Первая инстанция указала, что согласно акту проверки, проведенной Сургутской транспортной прокуратурой совместно со специалистом Управления Росприроднадзора по ХМАО-Югре, нарушений законодательства о безопасности полетов в деятельности общества не выявлено. Таким образом, суд удовлетворил требование общества. Вышестоящие инстанции с ним согласились.

Управление Росавиации обратилось в Верховный Суд. ВС отметил, что в соответствии со ст. 46 Воздушного кодекса (в редакции от 6 июля 2017 г., действовавшей на дату выдачи разрешения на строительство) проектирование, строительство и развитие городских и сельских поселений, а также строительство и реконструкция промышленных, сельскохозяйственных и иных объектов в пределах приаэродромной территории должны производиться с соблюдением требований безопасности полетов воздушных судов, с учетом возможных негативных воздействий оборудования аэродрома и полетов воздушных судов на здоровье граждан и деятельность юридических лиц и по согласованию с собственником аэродрома.

Суд указал, что п. 58 Федеральных правил использования воздушного пространства предусмотрено, что для каждого аэродрома устанавливается приаэродромная территория, границы которой определяются по внешней границе проекции полос воздушных подходов на земную или водную поверхность, а вне полос воздушных подходов – окружностью радиусом 30 км от контрольной точки аэродрома. Приаэродромная территория является зоной с особыми условиями использования территории.

ВС сослался на п. 1 и 3 ст. 47 Воздушного кодекса, в соответствии с которым приаэродромная территория устанавливается решением уполномоченного Правительством органа исполнительной власти. На приаэродромной территории могут выделяться семь подзон, в которых устанавливаются ограничения использования объектов недвижимости и осуществления деятельности, в частности шестая подзона, в которой запрещается размещать объекты, способствующие привлечению и массовому скоплению птиц.

Так, высшая инстанция отметила, что Правилами выделения на приаэродромной территории подзон установлено, что в шестой подзоне запрещается размещать объекты, способствующие привлечению и массовому скоплению птиц (подп. «е» п. 2 Правил), выделение шестой подзоны осуществляется по границам, установленным на удалении 15 км от контрольной точки аэродрома (подп. «д» п. 3 Правил).

ВС также указал, что в силу ст. 3 Закона о внесении изменений в отдельные законодательные акты в части совершенствования порядка установления и использования приаэродромной территории и санитарно-защитной зоны до установления приаэродромных территорий в порядке, предусмотренном Воздушным кодексом, размещение объектов, которые могут угрожать безопасности полетов воздушных судов, оказывать негативное воздействие на здоровье человека и окружающую среду, создавать помехи в работе радиотехнического оборудования, установленного на аэродроме, объектов радиолокации и радионавигации, предназначенных для обеспечения полетов воздушных судов, в границах приаэродромных территорий или полос воздушных подходов на аэродроме, санитарно-защитных зон аэродромов должно осуществляться при условии согласования размещения этих объектов с федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по оказанию государственных услуг и управлению государственным имуществом в сфере воздушного транспорта.

Суд отметил, что 4 июля 2019 г. приаэродромная территория была согласована с администрацией и установлена приказом Министерства транспорта и Росавиацей. Проект решения об установлении приаэродромной территории содержит запрет на размещение в шестой подзоне (на удалении 15 км от контрольной точки аэродрома) объектов недвижимости и осуществление деятельности, способствующей привлечению и массовому скоплению птиц.

По мнению Верховного Суда, довод общества о том, что на мусоросортировочной станции будет осуществляться сортировка отходов, которые не будут привлекать внимание птиц, является субъективным мнением.

Таким образом, ВС определил отменить решения нижестоящих судов и отказать обществу в удовлетворении заявления.

В комментарии «АГ» старший юрист консалтинговой группы G3 Екатерина Черкасова посчитала, что позиция ВС не только обоснована с правовой точки зрения, но и отражает интересы общества в вопросе безопасности. «С учетом обстоятельств, произошедших относительно недавно с авиалайнером, совершившим аварийную посадку на кукурузном поле по причине попадания в двигатель птиц, оказавшихся на данной территории из-за расположенной вблизи аэропорта свалки, позиция ВС РФ о недопущении строительства мусоросортировочной станции на столь близком к аэропорту расстоянии является объективной», – подчеркнула она.

По мнению Екатерины Черкасовой, в данном случае организация столкнулась с недоработкой администрации, которая выдала разрешение на строительство без учета нормативной документации о специфике земельного участка, предоставленного для строительства, а также специфике примыкающих к нему территорий. «Возникшая ситуация не свидетельствует о необходимости дополнительного правового регулирования вопроса, она лишь напоминает государственным органам о необходимости более внимательно относиться к принимаемым ими решениям», – указала юрист.

Управляющий партнер АБ «Бартолиус», член Совета АП г. Москвы Юлий Тай посчитал, что в данном деле сошлись две чрезвычайно популярные и социально чувствительные темы: размещение как мусора, так и зон приаэродромных территорий (как полигонов, так и мусоросортировочных станций), особенно с учетом авиационного инцидента в Жуковском.

«Я, как очень часто летающий пассажир и неравнодушный человек, конечно, полагаю, что при рассмотрении подобных дел должны учитываться все обстоятельства. Кроме того, по всей видимости, не помешает и некая перестраховка (запас прочности). Но, как адвокат и правовед, я не могу согласиться с формулировкой, согласно которой довод общества о том, что на мусоросортировочной станции будет осуществляться сортировка отходов, которые не будут привлекать внимание птиц, является субъективным мнением. Разумеется, судебные акты любых судов не могут базироваться на субъективных мнениях сторон, но, исходя из характера спора с государственным органом (Росавиацией) и нормы ст. 65 АПК, именно последний должен не просто утверждать и исходить из здравого смысла, а приводить необходимые и релевантные доказательства (заключения, экспертные оценки, мнения специалистов и т.д.) А в соответствии с описываемым определением получается, что государственный орган априорно прав, а хозсубъект не смог привести достаточное количество доказательств», – отметил Юлий Тай.

Он указал, что произвольность, не имеющие аргументов и доводов акты, решения и действия государственных органов и должностных лиц создают еще большую опасность для населения страны, чем стаи птиц вблизи аэродромов, и давно требуют вмешательства со стороны высших судов.

www.advgazeta.ru

Spread the love

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *