25.01.2022

Срок нахождения в реестре недобросовестных арендаторов лесных участков

21 апреля Конституционный Суд провозгласил постановление по делу о проверке конституционности ст. 98.1 Лесного кодекса по жалобе ООО «Горизонт».

Конституционный Суд обязал федерального законодателя не позднее 1 января 2021 г. внести в правовое регулирование необходимые изменения и только после этого пересмотреть судебные акты, вынесенные в отношении заявителя.

Как ранее писала «АГ», решением Арбитражного суда Амурской области по иску Министерства лесного хозяйства и пожарной безопасности был расторгнут договор аренды лесного участка от 26 марта 2013 г. ввиду ненадлежащего исполнения обществом обязанности по внесению арендной платы. 21 сентября 2018 г. Рослесхоз внес сведения об ООО «Горизонт» в реестр недобросовестных арендаторов лесных участков и покупателей лесных насаждений.

Общество обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с требованием к Рослесхозу исключить его из реестра, поскольку задолженность по оплате была погашена. Отказывая в удовлетворении требований, первая и апелляционная инстанции сослались на то, что Лесной кодекс РФ не устанавливает срок включения в реестр сведений о лесопользователе.

ООО «Горизонт» обратилось в Конституционный Суд с жалобой на неконституционность ст. 98.1 Лесного кодекса в полном объеме. Общество посчитало, что данной статьей не предусмотрен срок, на который сведения о лесопользователе остаются в соответствующем реестре, что бессрочно лишает организацию на будущее возможности заключать договор аренды лесных участков.

Рассмотрев жалобу, КС сослался на ст. 74, 96 и 97 Закона о Конституционном Суде и отметил, что, проверяя по жалобе объединения граждан конституционность закона или отдельных его положений, примененных в конкретном деле, рассмотрение которого завершено в суде, и затрагивающих конституционные права и свободы, на нарушение которых ссылается заявитель, он принимает постановление только по предмету, указанному в жалобе, и лишь в отношении той части акта, конституционность которой поставлена под сомнение, оценивая как буквальный смысл проверяемых положений, так и смысл, придаваемый им официальным и иным толкованием или сложившейся правоприменительной практикой, а также исходя из их места в системе правовых норм, не будучи связанным при принятии решения основаниями и доводами, изложенными в жалобе.

С учетом этого, указал КС, при определении предмета рассмотрения по настоящему делу он принял во внимание, что договор аренды лесного участка, стороной которого было ООО «Горизонт», расторгнут судом ввиду невнесения арендной платы более двух раз подряд по истечении установленного договором срока платежа, и, следовательно, положения ст. 98.1 Лесного кодекса не получили в его деле применения в той части, в какой они относятся к покупателям лесных насаждений, лицам, которые уклонились от заключения договора аренды лесного участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности, либо заключения договора купли-продажи лесных насаждений, а равно к арендаторам, с которыми договоры аренды лесных участков расторгнуты по основаниям, отличающимся от предусмотренного п. 3 ч. 1 ст. 619 ГК.

«Таким образом, ст. 98.1 Лесного кодекса Российской Федерации является предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации по настоящему делу в той мере, в какой в системе действующего правового регулирования ею обусловлено решение вопроса о включении информации об индивидуальных предпринимателях и юридических лицах, с которыми договор аренды лесного участка расторгнут по основанию, установленному п. 3 ч. 1 ст. 619 ГК Российской Федерации, в реестр недобросовестных арендаторов лесных участков и покупателей лесных насаждений», – подчеркнул Суд.

Высшая инстанция заметила, что если в первоначальной редакции ст. 98.1 Лесного кодекса отдельно оговаривала обязательность утверждения правительством порядка ведения реестра, в том числе порядка внесения информации в реестр и исключения ее из него (ч. 8), то со вступлением в силу Закона от 29 декабря 2017 г. № 471-ФЗ это предписание утратило силу. В результате по своему буквальному смыслу данная статья не предусматривает возможность исключения из реестра сведений об арендаторах, с которыми договоры аренды лесных участков были расторгнуты по основанию, установленному п. 3 ч. 1 ст. 619 ГК.

Суд сослался на ряд своих постановлений и указал, что, устанавливая те или иные ограничения прав и свобод, законодатель обязан учитывать, что производные от предписаний ч. 3 ст. 55 Конституции цели вводимых им ограничений должны быть не только юридически, но и социально оправданными, а сами ограничения – сопоставимыми с этими целями и отвечающими требованиям справедливости. При допустимости ограничения федеральным законом того или иного права в соответствии с конституционно одобряемыми целями государству надлежит использовать не чрезмерные, а только необходимые и строго предопределенные этими целями меры. Публичные интересы могут оправдывать законодательные ограничения прав и свобод, лишь если они эквивалентны социально необходимому результату.

В таком контексте, посчитал Конституционный Суд, умолчание в ст. 98.1 Лесного кодекса о сроках, по истечении которых помещенная в реестр недобросовестных арендаторов лесных участков и покупателей лесных насаждений информация должна исключаться из него, порождает конституционно значимые сомнения относительно обоснованности избранного законодателем правового режима ведения данного реестра. Особенно наглядно это проявляется на фоне юридических параметров аналогичных реестров, касающихся сведений о субъектах экономической деятельности, ранее нарушавших в различных сферах правового регулирования договорные обязательства или требования действующего законодательства, в том числе при использовании природных ресурсов.

Присущие им правила, обусловливая сходные правоограничения включением в реестр сведений об индивидуальных предпринимателях или юридических лицах, одновременно определяют и сроки, по истечении которых эти сведения должны быть из реестра исключены.

Конституционный Суд заметил, что по смыслу ч. 2 и 7 ст. 36.1 Водного кодекса информация, в частности о водопользователях, чье право пользования водными объектами прекращено по решению суда вследствие нецелевого их использования или использования с нарушением законодательства (п. 1 и 2 ч. 3 ст. 10 данного Кодекса), исключается из реестра недобросовестных водопользователей и участников аукциона на право заключения договора водопользования по истечении двух лет с даты ее включения в реестр. Схожим образом из реестра недобросовестных поставщиков сведения, в том числе о поставщиках (исполнителях, подрядчиках), с которыми договоры по решению суда расторгнуты в связи с существенным их нарушением, подлежат исключению по истечении двух лет со дня их внесения (ч. 2 и 5 ст. 5 Закона о закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц). По мнению КС, указанные нормы вполне определенно свидетельствуют, что правоограничения, порождаемые включением в реестр недобросовестных арендаторов лесных участков и покупателей лесных насаждений, не могут, по общему правилу, иметь бессрочный характер.

Высшая инстанция отметила, что не конкретизированное по времени – и тем самым, по сути, бессрочное – ограничение в доступе к использованию природных (лесных) ресурсов, равно как и в свободном распоряжении своими способностями и имуществом в этой сфере, не может предопределяться одним лишь фактом расторжения договора аренды лесного участка судом по основанию, предусмотренному п. 3 ч. 1 ст. 619 ГК, при том что действия (бездействие) арендатора, с которыми данное законоположение связывает право арендодателя требовать расторжения договора в судебном порядке, не влекут, как правило, причинения ущерба окружающей среде.

Конституционный Суд признал ст. 98.1 Лесного кодекса не соответствующей Конституции в той мере, в какой в системе действующего правового регулирования предусмотренное этой нормой включение информации об индивидуальных предпринимателях и юридических лицах, с которыми договор аренды лесного участка расторгнут по основанию, установленному п. 3 ч. 1 ст. 619 ГК, в реестр недобросовестных арендаторов лесных участков и покупателей лесных насаждений влечет бессрочное ограничение прав указанных субъектов в сфере хозяйственного лесопользования, в том числе права заключать договоры аренды лесных участков, находящихся в государственной или муниципальной собственности. Суд также обязал федерального законодателя не позднее 1 января 2021 г. внести в правовое регулирование необходимые изменения и только после этого пересмотреть судебные акты, вынесенные в отношении ООО «Горизонт».

В ближайшее время эксперты «АГ» проанализируют выводы КС.

Статья взята с сайта Адвокатская газета

Spread the love

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *