22.11.2019

При освобождении должника от обязательств прекращаются и залоговые обязательства его поручителей

13 июня Верховный Суд РФ вынес Определение № 304-ЭС18-26241 по спору между банком и предпринимателем, который выкупил автомобиль, ранее являвшийся предметом залога обязательств банкрота по кредиту.

Эксперты «АГ» положительно оценили определение Верховного Суда. Одна из них указала на важность содержащихся в нем выводов, которые будут стимулировать банки быть активнее при реализации своих прав. Другой указал, что в определении был разрешен довольно сложный правовой вопрос, связанный с моментом прекращения залогового обязательства и обязательства из поручительства.

В июне 2013 г. ПАО «Банк Уралсиб» предоставило возобновляемую кредитную линию ИП Александре Гамаюновой. Поручителем предпринимательницы выступило ООО «Компания ОЛГА», предоставившее в залог автомобиль и нежилое помещение в целях обеспечения исполнения кредитных обязательств.

Впоследствии предприниматель, а затем и ее поручитель были признаны банкротами. Требования банка по кредитным обязательствам включили в реестр требований кредиторов обоих должников, при этом требования банка в отношении общества были обеспечены залогом нежилого помещения, но не автомобилем, поскольку тот был продан Маргарите Козловой. В дальнейшем женщина продала автомобиль предпринимателю Леониду Халиману. После завершения судом процедуры реализации имущества Гамаюновой последняя была освобождена от обязательств.

В дальнейшем банк обратился с иском к новому собственнику транспортного средства, требуя обращения взыскания на автомобиль, обременение в отношении которого сохранилось при переходе права собственности к Леониду Халиману. В обоснование своих требований банк ссылался на то, что обязательства ИП по договору кредитной линии не были исполнены, а заложенное имущество было реализовано ответчику без согласия залогодержателя.

Суды трех инстанций удовлетворили иск банка, исходя из наличия оснований для обращения взыскания на заложенное имущество. Они отклонили возражения ответчика о прекращении залога ввиду предъявления иска после освобождения заемщика от исполнения обязательств в рамках дела о банкротстве последнего со ссылкой на п. 21 Постановления Пленума ВАС РФ от 23 июля 2009 г. № 58.

Суды отметили, что «Компания ОЛГА» одновременно являлась как поручителем, так и залогодателем в отношении обязательства ИП по возврату кредита. Поскольку денежное требование предъявлено банком к компании своевременно (до освобождения заемщика от долга), суды пришли к выводу, что банк не утратил права требовать обращения взыскания на предмет залога. При этом суды также указали, что ответчик был осведомлен об обременении приобретаемого имущества, поскольку в реестре уведомлений о залоге на момент заключения договора купли-продажи имелась соответствующая запись. Следовательно, новый собственник несет соответствующий риск обращения взыскания на автомобиль как правопреемник первоначального залогодателя.

Не согласившись с выводами судов, Леонид Халиман обратился с кассационной жалобой в Верховный Суд РФ, который после изучения обстоятельств дела № А27-17108/2017 пришел к выводу о ее обоснованности.

Высшая судебная инстанция поддержала вывод нижестоящих судов о том, что наличие записи в реестре уведомлений о залоге презюмирует информированность приобретателя о притязаниях постороннего лица на приобретаемое имущество. В этой связи в силу принципа следования при переходе прав на такое имущество от одного лица к другому залог сохраняется на основании п. 1 ст. 353 ГК РФ.

В то же время Верховный Суд отметил, что момент реализации банком своих прав в отношении компании как поручителя не имел решающего значения, так как залог обеспечивал кредитные обязательства Гамаюновой, а не поручительские обязательства компании. В этой связи, как подчеркнул ВС, суды должны были дать самостоятельную правовую оценку своевременности предъявления иска по рассматриваемому делу.

Со ссылкой на свое Определение № 310-ЭС17-14013 от 25 января 2018 г. Суд напомнил, что освобождение гражданина от долгов по итогам банкротства является экстраординарным способом прекращения обязательств. Указанный правовой институт по своей природе схож с ликвидацией юрлиц, поскольку такая процедура достаточна по времени для предъявления кредиторами своих требований к должнику. Следовательно, как завершение ликвидации основного должника-юрлица, так и освобождение от обязательств должника-гражданина должны опосредовать схожие правовые последствия в отношении сохранения обеспечительных требований.

Верховный Суд также отметил, что прекращение обеспеченного обязательства в связи с ликвидацией должника после того, как кредитор предъявил требование к поручителю, не прекращает поручительство (аналогичные разъяснения содержатся в п. 21 постановлений Пленума ВАС РФ от 12 июля 2012 г. № 42 и от 23 июля 2009 г. № 58).

«Совокупность названных норм и разъяснений указывает на следующее: если кредитор предъявил требование к поручителю или залогодателю – третьему лицу до того, как основной должник освобожден от долгов (гражданин) или ликвидирован (юридическое лицо), то обеспечительное обязательство не прекращается и кредитор вправе реализовать свои права, вытекающие из обеспечения. И напротив, если кредитор не предъявил свои требования до названного момента, то поручительство или залог прекращаются в связи с прекращением обеспеченного ими обязательства (подп. 1 п. 1 ст. 352, п. 1 ст. 367 ГК РФ)», – отметил ВС.

Поскольку банк обратился в суд с иском спустя полгода после освобождения основного должника от обязательств, у судов не имелось оснований удовлетворять его, ведь залоговое обязательство прекратилось в связи с прекращением основного. Кроме того, Верховный Суд указал, что залог в отношении спорного автомобиля прекратился и по мотиву истечения срока его действия. Поскольку договор банка с поручителем о залоге автомобиля не предусматривал срока действия обеспечения, последний составлял 1 год со дня наступления срока исполнения кредитного обязательства заемщика. Банк предъявил иск ответчику уже за пределами указанного срока.

С учетом изложенного Верховный Суд отменил судебные акты нижестоящих инстанций и отказал в удовлетворении иска банка.

Комментируя решение ВС, руководитель группы по банкротству «Качкин и Партнеры» Александра Улезко отметила, что в рассматриваемом деле Суд сделал ряд важных выводов, которые будут стимулировать банки быть активнее в реализации своих прав. «С одной стороны, требование об обращении взыскания на залог необходимо заявлять до того, как основной должник освобожден от долгов. С другой стороны, в силу распространения на залоговые отношения норм о поручительстве залог, как и поручительство, прекращается по истечении указанного в договоре срока. Если такой срок не установлен в договоре, то залог прекращается в течение года со дня наступления срока исполнения основного обязательства, а в данном случае – со дня признания должника банкротом, когда обязательство считается наступившим», – пояснила эксперт.

Она также обратила внимание на то, что Верховный Суд РФ в очередной раз напомнил, что освобождение гражданина от долгов по итогам банкротства является экстраординарным способом прекращения обязательств.

Юрист АБ КИАП Алексей Гурин полагает, что в определении ВС был разрешен довольно сложный правовой вопрос, связанный с моментом прекращения залогового обязательства и обязательства из поручительства. «Судебная коллегия по экономическим спорам нечасто высказывается по поводу принципиальных правовых вопросов, поэтому данное определение примечательно не только своей правовой позицией, но и мотивировкой изложенных доводов. Встретить в судебной практике подобный акт все еще представляется довольно затруднительным», – отметил эксперт.

По мнению юриста, рассмотрение дела потребовало творческой интерпретации норм ГК РФ, посвященных поручительству и залогу, что, к сожалению, не удалось сделать нижестоящим судам: «В то же время Судебная коллегия ВС РФ с этой задачей справилась блестяще, сформировав вполне обоснованную и должным образом мотивированную правовую позицию».

Spread the love

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *