28.11.2021

О взыскании гонорара успеха с адвоката Игоря Третьякова

Судья Верховного Суда Галина Кирейкова отказала в передаче на рассмотрение кассационной жалобы председателя АК «Третьяков и партнеры» Игоря Третьякова, который обвиняется в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ, на постановление Арбитражного суда Московского округа. Ранее суд округа согласился с решениями нижестоящих инстанций по делу о взыскании с адвоката вознаграждения за оказанные юридические услуги НПО им. Лавочкина.

В комментарии «АГ» начальник арбитражного отдела АБ «Третьяков и партнеры» Елена Кузьмина, представляющая интересы Игоря Третьякова, отметила, что дать оценку определению судьи Верховного Суда сложно, поскольку оно является формальным и не содержит конкретных доводов по жалобе. В то же время она обратила внимание на то, что в определении еще раз подчеркивается, что сделки не являются мнимыми и услуги оказаны.

Как уже писала «АГ», с 5 июля 2016 г. по 26 января 2018 г. НПО им. Лавочкина заключило с Игорем Третьяковым 23 договора на оказание юридических услуг, дела по которым были однородны и касались споров об исполнении государственных контрактов. За свою работу адвокат получил более чем 332 млн руб., из которых 9,6 млн руб. – аванс, а 322,8 млн руб. – премия за вынесенное судебное решение («гонорар успеха»).

Впоследствии в отношении адвоката было возбуждено уголовное дело и ему предъявили обвинение в мошенничестве, совершенном организованной группой с использованием своего служебного положения в особо крупном размере. Следствие посчитало, что Игорь Третьяков никакие услуги не оказывал, а полученные деньги делились между ним, генеральным директором НПО им. Лавочкина Сергеем Лемешевским и руководителем дирекции правового обеспечения предприятия Екатериной Аверьяновой.

13 августа прокуратура Московской области в интересах Росимущества подала к НПО им. Лавочкина и Игорю Третьякову исковое заявление о признании сделок недействительными и применении последствий недействительности ничтожных сделок.

Первая инстанция удовлетворила иск прокуратуры частично

Согласно решению Арбитражного суда Московской области от 18 декабря 2018 г. прокуратура просила взыскать с Игоря Третьякова в пользу НПО им. Лавочкина более 308 млн руб. неосновательного обогащения и 13 млн руб. процентов, а также проценты, начисленные в порядке ст. 395 ГК РФ по дату рассмотрения спора по существу.

Тогда суд отметил, что при привлечении исполнителя для оказания юридических услуг АО «НПО им. Лавочкина» следовало руководствоваться требованиями Положения о закупке товаров, работ, услуг государственной корпорации по космической деятельности «Роскосмос», а именно разместить извещение о закупке с приложением проекта договора либо с формированием пояснительной записки. Суд указал, что, согласно представленным документам, только в одном случае была сформирована служебная записка с указанием цены договора 150 тыс. руб. и предмета договора, между тем каких-либо обоснований выбора данного способа закупки, конкретного поставщика и определения цены не имеется.

Суд решил, что требования заявителя о признании недействительными оспариваемых договоров подлежат удовлетворению, и указал на необходимость вернуть НПО им. Лавочкина более 308 млн руб., отказав во взыскании процентов за пользование чужими деньгами.

Апелляция оставила решение в силе

Не согласившись с решением суда, прокуратура, Игорь Третьяков, Сергей Лемешевский и Межрегиональная коллегия адвокатов (МКА) г. Москвы обратились в Десятый арбитражный апелляционный суд с апелляционными жалобами.

Кроме того, в суд обратились начальник арбитражного отдела АБ «Третьяков и партнеры» Елена Кузьмина и юрист Алексей Тарасевич, которые были привлечены Игорем Третьяковым для оказания содействия в исполнении обязательств по оспариваемым договорам. Они полагали, что судебный акт нарушает их права и законные интересы.

В своем постановлении апелляционный суд указал, что не может согласиться с выводом первой инстанции о недоказанности факта оказания услуг для НПО им. Лавочкина по спорным договорам, поскольку он противоречит представленным в материалы дела доказательствам, в том числе протоколам судебных заседаний и процессуальным документам, составленным по судебным делам, являющимся предметом оспариваемых договоров.

Вместе с тем суд посчитал, что это не привело к принятию неправильного решения. Апелляционный суд отметил, что до 5 апреля 2017 г., т.е. до преобразования, НПО им. Лавочкина находилось в ведомственном подчинении Роскосмоса, которым было утверждено Положение о закупке товаров, работ, услуг государственной корпорации по космической деятельности «Роскосмос».

Апелляция указала: с учетом того что сделки исполнялись и истцом не доказано явное превышение произведенной оплаты над рыночной стоимостью оказанных услуг, требование о взыскании процентов, начисленных на основании ст. 395 ГК со ссылкой на п. 55 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2016 г. № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств», удовлетворению не подлежит.

Кассация оставила решения нижестоящих судов в силе

Согласно постановлению Арбитражного суда Московского округа, прокуратура Московской области, Межрегиональная коллегия адвокатов г. Москвы, Сергей Лемешевский и Игорь Третьяков в кассационных жалобах просили отменить судебные акты нижестоящих судов, ссылаясь на неполное выяснение судами обстоятельств, имеющих значение для дела, недоказанность имеющих значение для дела обстоятельств, которые суды посчитали установленными, а также нарушение норм материального и процессуального права. Лемешевский и Третьяков дополнительно указывали на неправомерность выводов судов о заключении договоров в обход действующего законодательства и непринятие во внимание судами того обстоятельства, что условие Положения о закупках устанавливает право НПО им. Лавочкина заключить договор с адвокатом без проведения торгов независимо от цены договора.

Суд округа согласился с выводами апелляции о том, что «дробление» договоров на юридические услуги с одним исполнителем по однотипным договорам, не отличающимся ни по содержанию, ни по условиям, указывает на искусственное создание видимости обособленности действий друг от друга в целях обхода Положения о закупках «Роскосмос», требований Закона о закупках и ГК РФ, что может быть квалифицировано как явное злоупотребление правом.

Кассация отметила, что выводы нижестоящих судов о том, что, с учетом того что сделки исполнялись и истцом не доказано явное превышение произведенной оплаты над рыночной стоимостью оказанных услуг, требование о взыскании процентов, начисленных на основании ст. 395 ГК со ссылкой на п. 55 Постановления Пленума ВС РФ от 24 марта 2016 г. № 7, удовлетворению не подлежит, соответствуют фактическим обстоятельствам и имеющимся в материалах дела доказательствам, а также отвечают правилам доказывания и оценки доказательств.

Кассационный суд отклонил доводы жалоб Лемешевского и Третьякова о неправомерности выводов судов о заключении спорных договоров в обход действующего законодательства и непринятии во внимание судами того обстоятельства, что условие Положения о закупках устанавливает право акционерного общества НПО им. Лавочкина заключить договор с адвокатом без проведения торгов независимо от цены договора, поскольку, по его мнению, они основаны на ошибочном толковании положений действующего законодательства.

Игорь Третьяков подал жалобу в Верховный Суд

В кассационной жалобе Игорь Третьяков отметил, что нижестоящие суды освободили прокурора от доказывания факта нарушения процедуры закупки, немотивированно отказав в удовлетворении ходатайств ответчика об истребовании у НПО им. Лавочкина документов, сопровождавших процедуру закупки.

Игорь Третьяков также отметил, что в соответствии с п. 75 Постановления Пленума ВС от 23 июня 2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» Российская Федерация в гражданских правоотношениях действует как равноправный участник и нарушение ее прав как акционера юридического лица или нарушение прав юридического лица с прямым или косвенным участием Российской Федерации не является нарушением публичных интересов.

Адвокат указал, что в соответствии с подп. 18 п. 6.6.2 Положения о закупках заключение договоров на оказание услуг адвокатами (физическими лицами) является основанием для осуществления закупки у единственного поставщика. При этом Положение не предусматривает каких-либо ограничений и специальных требований к предмету и цене договоров, заключаемых с адвокатами.

Он подчеркнул, что признание договоров ничтожными построено исключительно на доводе об их искусственном дроблении. Нижестоящие инстанции никак не прокомментировали довод о невозможности заключения единого договора по 19 судебным делам, которые возбуждались судами на протяжении 2015–2018 гг.

Адвокат отметил, что неоднократно обращался в администрацию СИЗО-4 с просьбой заверить доверенность на судебное представительство его интересов при рассмотрении дела либо допустить к нему нотариуса, однако следственные органы немотивированно отказывают в предоставлении разрешения на выдачу доверенности, а руководство СИЗО без соответствующего согласия доверенности заверять отказывается.

Игорь Третьяков также указал, что вывод кассационного суда о том, что спор вытекает из нарушения прав акционеров НПО им. Лавочкина, но при этом не является корпоративным, подтверждает тот факт, что суды не смогли установить характер спорного правоотношения и надлежащим образом разрешить вопрос о составе участвующих в деле лиц.

Он отметил, что НПО им. Лавочкина при заключении и исполнении спорных договоров выступало как самостоятельный субъект гражданского права, обладающий имуществом на праве собственности, которое включает право свободного распоряжения этим имуществом. При этом прокурор указал, что обращается с иском в суд в защиту прав и интересов Российской Федерации в лице Росимущества и ГК «Роскосмос» как акционера НПО им. Лавочкина. Данные обстоятельства, посчитал адвокат, свидетельствуют о том, что спор не затрагивал какие-либо государственные интересы.

Таким образом, Игорь Третьяков попросил Верховный Суд отменить решения нижестоящих инстанций и отказать в удовлетворении иска.

Судья ВС не усмотрела нарушений в принятых судебных актах

9 января судья Верховного Суда Галина Кирейкова вынесла Определение № 305-ЭС19-24282, в котором отметила, что довод о том, что выводы апелляционной инстанции базировались исключительно на утверждении прокурора, которого фактически суды освободили от доказывания заявленных им требований, противоречит содержанию постановления апелляционной инстанции. Она посчитала, что в данном случае судом оценены доказательства, которые представлены в материалы дела, и указано на отсутствие доказательств, подтверждающих иное.

Судья отметила, что ссылки на необоснованность вывода апелляционного суда о нарушении процедуры закупки у единственного поставщика, в том числе об искусственном дроблении договоров с целью создать видимость соответствия требованиям к закупке по цене договора, направлены на переоценку доказательств, что к полномочиям судов кассационных инстанций не отнесено.

Судья также отклонила довод о том, что первая и апелляционная инстанции не упомянули и не рассмотрели направленное Игорем Третьяковым заявление о применении исковой давности, поскольку представители адвоката принимали участие в рассмотрении дела в первой инстанции.

«Иные возражения ответчика, касающиеся полномочий прокурора заявить настоящий иск, статуса объединения в судебном процессе, характера и природы спорных правоотношений и вопроса о подведомственности спора арбитражному суду, являлись предметом оценки судов и мотивированно отклонены. Оснований для иных выводов нет», – посчитала Галина Кирейкова.

Таким образом, указала она, доводы жалобы не составляют оснований для пересмотра судебных актов Верховным Судом в кассационном порядке.

В комментарии «АГ» начальник арбитражного отдела АБ «Третьяков и партнеры» Елена Кузьмина отметила, что дать оценку данному определению судьи ВС сложно, поскольку оно является формальным и не содержит конкретных доводов по жалобе. «Но нас не может не радовать тот факт, что в определении ВС РФ еще раз подчеркнул, что сделки не являются мнимыми и услуги оказаны. Претензии сводятся только к нарушениям процедуры закупки, за которые адвокат Третьяков не может отвечать. В ситуации, когда юридические услуги оказаны в полном объеме, непонятно, о каком мошенничестве может идти речь и почему до сих пор существует уголовное дело», – указала Елена Кузьмина.

Статья взята с сайта Адвокатская газета

Spread the love

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *