28.09.2020

Вопрос о законности объявления адвоката Игоря Третьякова в розыск

27 января Московский городской суд при повторном рассмотрении апелляционной жалобы отменил постановление Бабушкинского районного суда г. Москвы об отказе в удовлетворении жалобы на действия следователя об объявлении председателя АК «Третьяков и партнеры» Игоря Третьякова в федеральный розыск.

В комментарии «АГ» Станислав Шостак, защищающий Игоря Третьякова, отметил, что в случае отмены постановления об объявлении в розыск это послужит сильным аргументом при очередном рассмотрении вопроса о продлении меры пресечения в виде заключения адвоката под стражу, поскольку факт нахождения в розыске был одним из основных аргументов для помещения его в СИЗО.

Возбуждение уголовного дела и обжалование объявления Третьякова в розыск в Бабушкинском районном суде г. Москвы

Как ранее сообщалось, НПО им. С.А. Лавочкина заключило с Игорем Третьяковым 23 договора на оказание юридических услуг. По ним адвокат получил более 332 млн руб. Впоследствии в отношении адвоката было возбуждено уголовное дело. Следствие посчитало, что Игорь Третьяков никакие услуги не оказывал, а полученные деньги делились между ним, генеральным директором НПО им. Лавочкина Сергеем Лемешевским и руководителем дирекции правового обеспечения предприятия Екатериной Аверьяновой.

Уголовное дело, как писала «АГ», было возбуждено ГСУ СК по Московской области 20 июля 2018 г. в связи с совершением преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК. 25 июля Игорю Третьякову заочно предъявили обвинение в совершении преступления, в этот же день следователь Андрей Бехтин избрал адвокату меру пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении. Тогда же он вынес постановление об объявлении Третьякова в федеральный розыск.

29 июля 2018 г. адвокат был задержан. 31 июля 2018 г. в Бабушкинский районный суд г. Москвы поступило ходатайство следователя об избрании в отношении него меры пресечения в виде заключения под стражу. В ходатайстве сообщалось, что адвокат обвиняется в совершении тяжкого группового преступления, за которое действующее законодательство устанавливает наказание в виде лишения свободы на срок свыше 3 лет, при этом ущерб причинен РФ в особо крупном размере. Кроме того, не все лица, причастные к совершению преступления, установлены, а сам Третьяков находился в федеральном розыске. Бабушкинский районный суд избрал адвокату меру пресечения в виде заключения под стражу сроком на 1 месяц 20 суток. В последующем срок содержания под стражей неоднократно продлевался.

Как рассказал «АГ» адвокат АП г. Москвы Станислав Шостак, защищающий Игоря Третьякова, 10 августа 2018 г. он подал жалобу в порядке ст. 125 УПК на действия следователя по объявлению его доверителя в розыск и вынесение соответствующего постановления, однако по существу она была рассмотрена лишь 31 мая 2019 г.

Согласно жалобе (имеется у «АГ»), поданной в Бабушкинский районный суд г. Москвы, Игорь Третьяков не был уведомлен о том, что в отношении него возбуждено уголовное дело: об этом он узнал только 25 июля 2018 г., когда сотрудник АК «Третьяков и партнеры» позвонил ему и сообщил о производстве обыска. Ему также не предъявлялось обвинение – никакой повестки Третьякову не направлялось, о вынесении постановления о привлечении его в качестве обвиняемого адвокату ничего не было известно. «К тому же у следователя было три дня на предъявление постановления, а значит, никаких правовых оснований заочно объявлять в розыск не было», – подчеркнул Станислав Шостак.

Отмечается, что Игорем Третьяковым не была нарушена подписка о невыезде и надлежащем поведении, поскольку о ней он узнал только 29 июля, когда был задержан в аэропорту г. Москвы. Следовательно, она не могла быть у него отобрана.

Указывал Станислав Шостак и на то, что был нарушен порядок объявления в федеральный розыск. Так, в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 208 УПК РФ, если обвиняемый скрылся от следствия либо место его нахождения не установлено, предварительное следствие приостанавливается, а органам дознания поручается его розыск. При этом выносится соответствующее постановление (ст. 210 УПК). Прежде чем объявить обвиняемого в розыск, следователь должен собрать доказательства, подтверждающие, что лицо скрывается или его местонахождение неизвестно, а также произвести местный розыск (значит, направить запросы в различные учреждения, опросить знакомых и соседей и т.д.).

Адвокат также указал, что розыскное дело на Игоря Третьякова не заводилось, а уголовное не выделялось в отдельное производство и не приостанавливалось. В связи с этим Станислав Шостак попросил суд признать действия следователя незаконными и отменить соответствующее постановление.

31 мая 2019 г. в Бабушкинском районном суде следователь пояснял, что им проводилась доследственная проверка, в рамках которой он получил объяснения от Третьякова. При этом последний не сообщал о желании покинуть место проживания и о намерении вылететь за пределы Москвы. 20 июля 2018 г. после возбуждения уголовного дела было установлено, что Игорь Третьяков покинул Москву и, возможно, находится в Иркутской области.

Так как адвокат находился на значительном расстоянии от места производства предварительного расследования и мог скрыться, 25 июля 2018 г. следователь вынес постановление об избрании меры пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении и постановление о привлечении в качестве обвиняемого, а также принял меры к приводу Третьякова, которые не дали результата. В этот же день следователь вынес постановление об объявлении адвоката в розыск. Свои действия он пояснил необходимостью принятия неотложных мер, направленных на установление места нахождения подозреваемого. Следователь указал, что уведомить о принятом решении защитника Третьякова он не мог, поскольку тот не участвовал в деле.

Суд посчитал, что следователь вынес постановление об избрании меры пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении в соответствии с нормами УПК, а мера не применялась к Игорю Третьякову ввиду того, что место его нахождения установлено не было. «Вопреки доводам жалобы, суд отмечает, что у органа предварительного расследования имелись данные, свидетельствующие о том, что местонахождение подозреваемого Третьякова неизвестно, при этом органом предварительного следствия были приняты предусмотренные уголовно-процессуальным законом меры по вызову Третьякова к следователю», – подчеркнула первая инстанция.

Суд заметил, что действия следователя об объявлении Игоря Третьякова в розыск обусловлены не личными интересами, а интересами органов предварительного следствия, задачами уголовного судопроизводства и предприняты в целях исключения факта возможного сокрытия подозреваемого за пределами РФ. Кроме того, первая инстанция учла, что уже 26 июля 2018 г. адвокат располагал данными об объявлении его в розыск, однако мер к явке в правоохранительные органы не принял, о своем месте нахождения не сообщил.

Бабушкинский районный суд г. Москвы отметил, что вопросы об обоснованности возбуждения дела и предъявления обвинения являются предметом отсроченного судебного контроля и не могут быть предметом проверки в порядке ст. 125 УПК РФ. «При разрешении жалобы суд обращает внимание на допущенные недостатки в работе органов предварительного расследования, связанные с невозможностью представления в распоряжение суда данных как подтверждающих фактическую отправку корреспонденции в адрес стороны защиты по рассматриваемым вопросам, так и уведомлений о вручении стороне защиты документов. Вместе с тем данные обстоятельства не могут служить основанием для удовлетворения жалобы, поскольку в настоящее время все уведомления и иные процессуальные документы стороне защиты вручены, до сведения стороны доведены», – указал суд.

Кроме того, первая инстанция отметила, что представленные стороной защиты документы, показания допрошенных свидетелей сами по себе не свидетельствуют о незаконности действий следователя при объявлении Третьякова в розыск, а соответственно, не могут служить основанием для удовлетворения жалобы.

Обжалование в Мосгорсуд

Не согласившись с постановлением первой инстанции, Станислав Шостак подал апелляционную жалобу в Московский городской суд, в которой, помимо прочего, указал, что следователем не представлено доказательств о направлении Игорю Третьякову документов, подтверждающих фактическую отправку корреспонденции. Напротив, он сообщил, что ГСУ СК РФ по МО, в том числе в июле 2018, г. не имело возможности отправки корреспонденции из-за отсутствия бюджетных средств и почтовых марок.

Адвокат указал, что суд первой инстанции установил и признал, что доказательств о направлении постановления о возбуждении уголовного дела в отношении Третьякова не представлено, как и доказательств об уведомлении о предъявлении обвинения. Также суд установил и признал, что все эти уведомления представлены на момент рассмотрения жалобы. «Однако уголовное дело возбуждено 20 июля 2018 г., а обвинение предъявлено 25 июля 2018 г.», – подчеркнула сторона защиты.

Таким образом, отметил адвокат, Третьяков не мог знать, что в отношении него ведется уголовное преследование, и не имел никаких оснований предполагать, что может быть ограничен в своем передвижении и выборе места нахождения. Сторона защиты посчитала, что при таких обстоятельствах объявление 25 июля 2018 г. Игоря Третьякова в федеральный розыск носило незаконный характер.

Станислав Шостак заметил: первая инстанция указала, что представленные документы и показания свидетелей сами по себе не свидетельствуют о незаконности действий следователя при объявлении Третьякова в розыск, а соответственно, не могут служить основанием для удовлетворения жалобы. На это адвокат отметил, что все неустранимые сомнения в виновности обвиняемого (возникающие вследствие недостаточности доказательств, противоречивости доказательств, незаконности способов добычи доказательств и т.д.), которые до момента окончания судебного следствия не были устранены в законном порядке, суд обязан толковать в пользу обвиняемого (т.е. в пользу признания его «невиновным»).

Адвокат попросил Мосгорсуд изменить решение первой инстанции, признав действия следователя незаконными и отменив его постановление об объявлении Третьякова в розыск. Однако 29 августа 2019 г. Московский городской суд вынес постановление, которым оставил в силе решение Бабушкинского районного суда г. Москвы, полностью согласившись с доводами первой инстанции.

Кассационный суд вернул материалы дела в Мосгорсуд

Адвокат направил аналогичную жалобу во Второй кассационный суд общей юрисдикции, попросив отменить судебные акты нижестоящих инстанций и направить дело на новое рассмотрение.

16 декабря 2019 г. было вынесено кассационное определение, в котором суд указал, что заместитель прокурора г. Москвы Михаил Можаев в кассационном представлении также попросил отменить решение Мосгорсуда, указав, что в нарушение требования ч. 2 ст. 389.11 УПК извещение о назначении судебного заседания в апелляции Игорю Третьякову было вручено за день до даты судебного заседания. При этом Мосгорсуд не проверил своевременность извещения сторон, не выяснил у обвиняемого его мнение о достаточности времени для подготовки к судебному заседанию.

Второй кассационный суд общей юрисдикции отметил, что хотя извещение о назначении судебного заседания в Мосгорсуде было направлено сторонам 22 августа 2019 г., в СИЗО, где содержится Игорь Третьяков, оно поступило и было вручено 28 августа, т.е. за день до судебного заседания.

Кассация сослалась на п. 5 Постановления Пленума ВС от 30 июня 2015 г. № 29 «О практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве», в котором разъясняется, что судам следует проверять, извещен ли обвиняемый о дате, времени и месте заседания суда первой, апелляционной или кассационной инстанции в сроки, установленные, соответственно, ч. 2 ст. 389.11 УПК РФ. При несоблюдении указанного срока суд выясняет у обвиняемого, имел ли он достаточное время для подготовки к защите. Если суд признает, что этого времени было явно недостаточно, а также в иных случаях по просьбе обвиняемого, в целях обеспечения требований ч. 3 ст. 47 УПК суд объявляет перерыв в судебном заседании либо откладывает его на определенный срок.

«Между тем, – отметила кассация, – как следует из протокола судебного заседания суда апелляционной инстанции, вопреки вышеизложенным нормативным требованиям, перед началом судебного разбирательства председательствующий не проверил своевременность извещения обвиняемого Третьякова И.А., в интересах которого была подана подлежащая рассмотрению апелляционная жалоба, о дне судебного заседания и не выяснил его мнение о достаточности времени для подготовки в судебному заседанию».

Суд указал, что с учетом положений ч. 1 ст. 47 Конституции о недопустимости лишения лица права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом, и ч. 7 ст. 401.16 УПК о запрете предрешения выводов, которые могут быть сделаны судом апелляционной инстанции при повторном рассмотрении данного материала, судебная коллегия не дает суждения по доводам кассационной жалобы, содержащим мотивы несогласия адвоката с постановлением суда первой инстанции от 31 мая 2019 г., которые будут являться предметом исследования и оценки в суде апелляционной инстанции.

Таким образом, кассационный суд частично удовлетворил жалобу и направил дело на новое рассмотрение в Мосгорсуд.

Как рассказал «АГ» Станислав Шостак, 27 января Московский городской суд отменил постановление Бабушкинского районного суда г. Москвы и направил материалы на новое рассмотрение.

Адвокат отметил, что кассация отменила судебные акты по процессуальным нарушениям. Станислав Шостак считает, что, поскольку в деле существует очень много вопросов и «несостыковок», а также при наличии нарушенного права Третьякова на защиту, никакого смысла разбираться по существу вопроса не было, поэтому кассация и направила дело в апелляцию. «А вот апелляция в судебном заседании 27 января 2020 г. рассматривала жалобу по существу», – указал он. Адвокат добавил, что мотивированного решения Мосгорсуда пока нет.

В комментарии «АГ» Станислав Шостак отметил, что позитивно смотрит на дальнейшее рассмотрение жалобы. «Считаю, что постановление должно быть отменено исходя из буквы и духа закона, так как оно абсолютно неправомерно, что фактически было установлено судом первой инстанции, который тем не менее вынес противоречивое решение», – отметил он.

Адвокат добавил, что в случае признания постановления об объявлении Игоря Третьякова в розыск и его отмены это положительно скажется на изменении меры пресечения. «Для нас это архиважно, так как при очередном разрешении вопроса о продлении меры пресечения мы будем иметь веский аргумент для того, чтобы добиться ее смягчения, так как ранее объявление моего подзащитного в розыск принималось в качестве одного из ключевых доводов в пользу помещения его в СИЗО», – добавил Станислав Шостак.

Статья взята с сайта Адвокатская газета

Spread the love

Один комментарий к “Вопрос о законности объявления адвоката Игоря Третьякова в розыск

  1. При разрешении жалобы суд обращает внимание на допущенные недостатки в работе органов предварительного расследования, связанные с невозможностью представления в распоряжение суда данных как подтверждающих фактическую отправку корреспонденции в адрес стороны защиты по рассматриваемым вопросам, так и уведомлений о вручении стороне защиты документов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *