25.01.2022

Коронавирус: пора сменить парадигму действий, пока еще есть время

Пик заражения еще не пройден, и режим «самоизоляции», на котором находится вся страна, может продлиться до конца мая и даже больше.

31 марта 2020 г. почти все субъекты Федерации вслед за Москвой ввели ограничения на передвижение граждан «свыше 100 метров». На тот момент в столице насчитывалось 1613 случаев заражения COVID-19, а, например, в Кемеровской области – всего три на 2,66 млн жителей.

22 апреля, когда мэр г. Москвы Сергей Собянин предложил распространить систему цифровых пропусков на все российские регионы, в столице насчитывался уже 31 981 зараженный (55% от общего количества), в Кемеровской области – 56, а на Сахалине – 19 (из них 8 выздоровели).

Несмотря на то что распространение коронавируса по регионам происходит крайне неравномерно, фактически в режиме ограниченной возможности передвижения уже месяц находятся жители свыше 1000 городов всех 85 субъектов Федерации. При этом даже сейчас в 65 регионах количество выявленных носителей COVID-19 не превышает 0,05% (50 человек на каждые 100 тыс. населения), находящихся в основном в региональных центрах.

Так, в Красноярском крае 527 случаев (из них только 5 смертельных) на 2,86 млн жителей.

Всемирная организация здравоохранения не считает бессимптомных больных основным источником инфекции, однако они учитываются в общих статистических показателях (в новых случаях их уже около 45%) наравне с больными в тяжелой форме.

Поэтому основным фактором, толкающим вверх во всем мире цифры по числу заражений, выступает увеличение количества тестирований. В частности, Россия провела уже 3 млн тестирований, выявивших 87 тыс. носителей вируса, США – 5,5 млн тестирований, выявивших 1 млн заболевших, Италия – 1,8 млн и 200 тыс. соответственно.

Почти все экономисты сходятся во мнении, что сохранение в России режима ограничения передвижений еще на один-два месяца скажется негативно как на состоянии экономики в целом, так и на уровне жизни большинства граждан страны, основными проблемами которых станут:

  • экономические (катастрофическое сокращение экономической активности на фоне падения спроса при одновременном росте инфляции, снижение покупательной способности населения, рост безработицы, банкротства предприятий);
  • финансовые (необходимость обслуживания кредитов, резкое падение доходов и сбережений, нехватка денег на товары первой необходимости);
  • политические (рост недовольства в ряде регионов, рост преступности среди беднейших слоев местного населения и гастарбайтеров);
  • психологические (страх, депрессия, стресс, иные психосоматические расстройства, связанные с вынужденной изоляцией и ограничением передвижения, беспокойство за будущее).

Эти последствия, когда в большинстве субъектов РФ на 2-3 тыс. жителей приходится один заболевший при плотности менее 50 человек на 1 кв. км, на наш взгляд, несопоставимы с угрозой дальнейшего распространения в них COVID-19. Поэтому сравнивать тот же Красноярский край с плотностью 1,2 чел. на 1 кв. км с Москвой (5000 чел. на 1 кв. км) неправильно.

Для снижения разрушающего воздействия пандемии на экономику России необходимо сменить парадигму действий и перейти от унифицированного подхода к дифференцируемому как на федеральном, так и на региональном уровне.

По мнению ВОЗ, основным способом передачи коронавируса является воздушно-капельный, когда человек заражается при вдыхании частиц жидкости при непосредственном контакте с носителем COVID-19: кашле, чихании или разговоре. То есть распространение вируса больше зависит не от нахождения на улице людей, соблюдающих социальную дистанцию, а от «скученности» в любом месте тех, кто такую дистанцию не соблюдает (как, например, 15 апреля в Москве, в первый день введения электронных пропусков).

Очевидно, что принимаемые в разных частях страны действия должны быть адекватны ситуации. Поэтому считаем необходимым ужесточение мер в нескольких регионах с большим количеством зараженных (прежде всего в Москве), с одновременным их ослаблением на территории остальных регионов страны.

Это может быть реализовано путем разделения территории России в зависимости от количества зараженных и плотности населения в границах существующих субъектов РФ на четыре зоны: красную, синюю, желтую и зеленую.

Для регионов «красной» зоны (сейчас это Москва, Санкт-Петербург, Нижегородская, Мурманская, Московская и Ленинградская области, Ингушетия) устанавливается режим ЧС в рамках Закона № 68-ФЗ и производится ужесточение принимаемых мер.

В «синюю» зону входят субъекты с числом заразившихся от 50 до 100 чел. на каждые 100 тыс. населения. Прежде всего, это регионы, окружающие Московскую область, и регионы с городами-миллионниками.

«Желтая» зона включает регионы, где количество выявленных больных не превышает 25-50 человек на 100 тыс. жителей.

Наконец, к «зеленой» зоне относятся остальные регионы, где число заразившихся COVID-19 не более 10-20 чел. на 100 тыс. населения.

Внутри каждого субъекта РФ также происходит свое зонирование. И если основным очагом заражений является региональный центр, именно он становится «красной» («синей») зоной, а не вся территория субъекта, что позволяет дифференцированно подходить к применению мер, избавив население от их чрезмерности даже внутри отдельного региона.

Для зоны каждого цвета устанавливаются свои, отличные от иных зон, запреты, основным из которых должно стать максимальное ограничение перемещения между субъектами, в которых наблюдается неблагополучная эпидемическая ситуация: регионы «красной» и «синей» зон – как между собой, так и между ними и регионами «желтой» и «зеленой» зон. Закрытие границ субъектов не касается перевозок необходимых товаров с соблюдением мер по обеззараживанию транспортных средств.

Этим достигается основная задача: локализация коронавируса в каждом субъекте.

В условиях, когда гражданам запрещено посещение родственников даже в близлежащих домах, сохранение «перемещения людей между регионами страны» выглядит крайне неоправданным.

При этом акцент делается не на тотальное нахождение людей в своих жилищах, а на максимальное сокращение количества потенциальных контактов между инфицированными и здоровыми.

Так, в регионах «желтой» и «зеленой» зон режим «нахождения дома» сохраняется только для заболевших, а также людей из групп риска (старше 65 лет и имеющих хронические заболевания) и лиц, контактировавших с заболевшими. Остальным разрешается свободное перемещение внутри региона с соблюдением профилактических мер.

Также в регионах данных зон (за исключением населенных пунктов, относящихся в этих регионах к «красной» или «синей» группам) поэтапно возобновляется работа офисов, предприятий, магазинов, точек общественного питания с сохранением требований по соблюдению социальной дистанции, наличию антисептических средств и ограничению массовых скоплений людей в зависимости от динамики заражений.

Решение самой сложной задачи по улучшению ситуации в регионах «красной» и «синей» зон может быть достигнуто ужесточением в них принимаемых мер.

Например, в Москве целесообразно разделение города на зоны в рамках административных округов. Это, прежде всего, изолирование территории новой Москвы и Зеленограда на период пандемии: прекращение сообщения метро между новой Москвой и центром, сокращение ряда конечных станций метро, особенно для районов, расположенных за МКАД.

Общее уменьшение перемещений граждан внутри «красной» зоны позволит локализовать потенциальные контакты с зараженными лицами.

Для государства в целом выгоднее выплачивать пособия по безработице гражданам, временно не имеющим возможности продолжать работу в другой части города, чем иметь дело с последствиями распространения коронавируса между частями города внутри «красной» зоны.

Онлайн-информация по заражению COVID-19 в отдельных домах столицы может быть дополнена физической маркировкой подъездов специальными наклейками, которые позволят медработникам, курьерам и самим жителям внимательнее относиться к требуемым мерам предосторожности, а коммунальным службам – тщательнее проводить обеззараживание.

Также считаем необходимым усилить контроль в местах повышенной опасности заражения COVID-19, что особенно актуально для регионов «красной» и «синей» зон. Это, прежде всего, продовольственные магазины, аптеки, общественный транспорт и курьерская доставка.

Сейчас курьеры службы доставки – «идеальные» переносчики коронавируса, поскольку контактируют с большим количеством людей, нередко работают без перчаток и защиты глаз, а иногда и без масок, а зачастую проживают по несколько человек в одной квартире.

Поэтому крайне важно разделение курьерского обслуживания здоровых, заболевших и лиц, находящихся на карантине. Для этих целей необходимо ужесточить требования к защитной экипировке курьеров и соблюдению ими социальной дистанции. Службы доставки должны выделить для обслуживания больных и лиц на карантине ограниченную группу подготовленных курьеров, регулярно проходящих медосмотр.

Оправдано общее сокращение работающих аптек, магазинов и ресторанов, осуществляющих доставку на дом, – в первую очередь за счет несетевых заведений, а также ограничение возможности доставки из других административных округов Москвы.

В оставшихся заведениях требуется ужесточение обязательных требований по соблюдению дистанции, обеспечению посетителей при необходимости масками и одноразовыми перчатками, в том числе за счет бюджетных средств.

Чтобы исключить возможность заражения через слизистую оболочку глаз, необходимо введение обязательных требований по ношению не только медицинских масок и перчаток, но и средств защиты глаз (например, маски из прозрачного пластика, закрывающие лицо) всеми лицами, находящимися в непосредственном контакте со значительным количеством людей (сотрудники полиции, метрополитена, персонал аптек, продавцы, курьеры).

В отношении лиц, зараженных коронавирусом, необходимо принятие мер, гарантирующих их полную изоляцию, для чего можно использовать систему ФСИН по мониторингу лиц, находящихся дома. Государству выгоднее оплачивать нахождение дома человека с подозрением на COVID-19, чем стационарно лечить десятки заразившихся.

Медперсонал, работающий с людьми, зараженными коронавирусом, должен быть обеспечен отдельным проживанием на базе гостиниц или домов отдыха.

Учитывая, что симптомы COVID-19 схожи с ОРВИ и аллергией, в одной больнице с зараженными лицами не должны оказаться пациенты с аллергической бронхиальной астмой и т.п.

С другой стороны, отказ от большинства ограничений внутри регионов «желтой» и «зеленой» зон будет способствовать скорейшему возращению людей к обычной жизни и восстановлению экономики.

Распространение коронавируса сейчас является «темой № 1» в России. При этом подача информации зачастую имеет негативную основу: увеличение количества заразившихся, случаи массового заражения, новые ограничения для граждан и бизнеса.

На этом фоне инициативы Правительства РФ по поддержке ограниченного количества отраслей или по выдаче ипотеки под 6,5% людям, которые последнее время живут в страхе потерять работу или бизнес, не могут изменить общее восприятие.

Зонирование субъектов Федерации и даже районов внутри них позволит, на наш взгляд, перейти к позитивному освещению информации: обсуждению жизни в регионах «желтой» и «зеленой» зон, а также успехов и обоснованных ограничений в «красных» и «синих» зонах.

Это позволит справиться прежде всего с психологическими проблемами населения, что в конечном итоге станет основой нормализации повседневной жизни.

Статья взята с сайта Адвокатская газета

Spread the love

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *